Сауптикапарва Глава 17

Вайшампаяна сказал:

После того, как все спящее воинство было убито теми тремя колесничными воинами, царь Юдхиштхира в отчаянии так обратился к (Кришне) Дашархе: «Как смог ничтожный грешник Драуни, неутомимый в своих де¬яниях, погубить всех моих сыновей, великоколесничных воинов?! И отважные сыновья Друпады, в совершенстве владеющие оружием, равные стотысячному воинству, тоже пали от руки сына Дроны! Как смог он погубить Дхриштадьюмну, лучшего из колесничных воинов, с которым отказался сойтись в бою лицом к лицу великий лучник Дрона? Какое же подобающее случаю дея¬ние совершено тем сыном наставника, о муж-бык, что ему удалось в одиночку перебить весь наш лагерь?»

Васудева сказал:

Драуни обратился за покровительством к непреходящему Ишваре, Владыке богов над богами, и потому он один уничтожил многих! Махадева, Жи¬тель гор, был ублаготворен и мог бы даровать ему даже бессмертие, дать и такую мощь, благодаря которой он сокрушил бы самого Индру. Воис¬тину, знаю я Махадеву, о бык-бхарата, и разные прежние его деяния! Он — начало, середина (жизни) и конец сущего, о бхарата, это его деятельноетью движим весь этот мир. Некогда Прародитель могучий, вознамерив¬шись сотворить сущее, первым увидел его и повелел: «Немедля твори жи¬вое!» Медновласый великий подвижник, прозревший скверны, (грозящие) живущим, ответил: «Да будет так!» — и на длительный срок предался под¬вижничеству, погрузившись в воду. Очень долгое время ждал его Пра¬родитель и наконец силою духа сотворил другого созидателя всего сущего. Тот, увидев Жителя гор погруженным в воду, сказал Праотцу: «Если не существует другого, который явился на свет прежде меня, тогда я сотворю жи¬вые существа». Ответил ему Праотец: «Нет иного мужа, который был бы рожден прежде тебя. Стхану погрузился в воду, ты же бестрепетно при¬ступай к творению». И тот принялся творить сущее: вначале — семь праджапати во главе с Дакшей, а через них создал весь сонм живущих четы¬рех видов.

Все эти твари, о царь, едва он их создал, стремглав налетели, голодные, на того, кто породил сущее, намереваясь его пожрать. Чтобы спастись от них, го¬товых его поглотить, бросился он к Прародителю: «Да спасет меня Владыка от них! Пусть будет установлено, на что им существовать!» Тогда (Брахма) определил им в пищу растения, а для сильных — малосильные существа, дви¬жущиеся и неподвижные. Те твари, которым теперь было положено пропи¬тание, довольные, разошлись по своим местам. Благоденствуя, стали они тогда, о царь, умножать свое потомство. Когда возросло число живых существ и (Брахма) Наставник миров был ублаготворен, поднялся из вод тот, кто был старше других, и увидал этих тварей. Увидев же многообразные существа, рас¬плодившиеся благодаря собственному пылу, пришел в ярость Владыка Рудра, удержал лингам, и, скованный, тот устремился в землю. И тут сказал ему Брахма непреходящий, словно желая утихомирить его своими словами: «Что же ты делал, пребывая в воде столь долгое время, о Шарва? Почему, воздевши лингам, ты устремил его в землю?» Исполненный гнева, ответил тог¬да Наставнику Наставник миров (Шива): «Эти создания уже сотворены тем, другим, что же мне оставалось с ним делать?! Но подвижничеством моим добыто пропитание для живущих, о Прародитель! Да существует вечно жи¬вое за счет растений!» С этими словами великий подвижник Бхава в бе¬зумной ярости удалился к подножию горы Мунджават, чтобы предаться подвижничеству.

Такова в книге «Об избиении спящих воинов» великой «Махабхараты» семнадцатая глава.