Навигация

Сабхапарва СКАЗАНИЕ О ПОСЛЕДУЮЩЕЙ ИГРЕ Глава 66

Джанамеджая сказал:

Каково было умонастроение у сыновей Дхритараштры, когда они узнали о том, что пандавы получили дозволение (возвратиться к себе домой) вместе с грудами своих драгоценных камней и богатств?

Вайшампаяна сказал:

Узнав о том, что пандавы получили дозволение мудрого Дхритараштры (вернуться к себе), о царь, Духшасана поспешно отправился к своему брату.1 Явившись к Дурьйодхане, (сидевшему) вместе с советниками,2 о бык из рода Бхараты, он, лучший из рода Бхараты, мучимый скорбью, сказал такое слово: «Тот старец3 расточает то, что с таким трудом нами приобретено. Знайте, о могучие воины на колесницах, что он отдал все богатство врагам». Тогда Дурьйодхана, Карна и Шакуни, сын Субалы, собравшись вместе, желая воспрепятствовать пандавам, высокомерные, поспешно явились к мудрому царю Дхритараштре, сыну Вичитравирьи, и сказали ему вкрадчивым (голосом) такие слова.

Дурьйодхана сказал:

Не слышал ли ты, о царь, что сказал мудрый Брихаспати, наставник богов, разъясняя Шакре (вопросы) политики? «Врагов, которые причиняют тебе вред, не прибегая к сражению (военной хитростью) пли же применением силы, должно уничтожать всеми средствами, о мучитель врагов!». Если и мы, ублажив всех царей богатствами пандавов, сразимся с последними, то чего же нам будет недоставать? Кто, положив себе на шею и спину разгневанных ядовитых змей, грозящих ужалить его, посмеет сбросить их? Вооруженные, мчащиеся на колесницах, разгневанные пандавы, о отец, полностью нас уничтожат, как разъяренные ядовитые змеи. Ибо облаченный в панцирь Арджуна мчится теперь, раскрыв два превосходных колчана; он поминутно хватается за свой лук гандиву и, тяжело вздыхая, бросает вокруг пристальные взгляды. Мы слышали также, что и Врикодара, быстро заложив свою колесницу, мчится следом, поспешно поднимая тяжелую палицу. А Накула, держа (в руках) меч и щит, имеющий форму полумесяца,4 также Сахадева и царь (Юдхиштхира) делали знаки, явно показывающие их намерения. Все они, взойдя на колесницы, снабженные всеми видами оружия, мчатся (сейчас), устремляя вперед потоки своих колесниц, чтобы соединиться со своими войсками. Оскорбленные нами столь (сильно), они никогда не простят нам этого. Кто же из них может простить обиды, (нанесенные нами) Драупади? Да будет тебе благо! Пусть мы снова сыграем в кости с пандавами, дабы (удалить их) на жительство в леса. Таким способом мы сможем подчинить их своей власти, о бык из рода Бхараты! Или они, или мы — если будем побеждены в игре — должны будем удалиться в дремучий лес на двенадцать лет, облачившись в антилоповые шкуры. А тринадцатый год (проигравшие должны будут провести) неузнаваемыми в (какой-нибудь) населенной стране, узнанные же (должны будут) снова (удалиться) в лес еще на двенадцать лет. Так должны будем жить мы или они. Пусть же начнется игра. Бросив кости, пусть пандавы снова сыграют в эту игру. Это наш высочайший долг, о царь, о бык из рода Бхараты! Ведь Шакуни знает все искусство игры вместе с (различными) приемами. Если они на тринадцатом году выполнят свой обет, мы, укоренившись в царстве, приобретя себе союзников, хорошо подготовив и ублажив отборное войско, огромное и непобедимое, — мы победим их, о царь! Да понравится тебе это, о укротитель врагов!

Дхритараштра сказал:

Быстро верни, пожалуй, пандавов, даже если они далеко уже отъехали. Пусть они приедут и вновь сыграют в кости.

Вайшампаяна сказал:

Тогда Дрона, Сомадатта5 и Бахлика,6 могучий воин на колеснице, Видура, и сын Дроны, и могучий сын (Дхритараштры от его) супруги-вайшьи,7 Бхуришравас,8 сын Шантану9 и Викарна, могучий воин на колеснице, — все сказали: «Не нужно (возобновлять) игры. Да будет мир!». И хотя доброжелательные друзья его не хотели этого, Дхритараштра, любящий своих сыновей, велел позвать пандавов.

Тогда, о великий царь, Гандхари, терзаемая скорбью, сказала владыке людей Дхритараштре, связанному чувством долга из-за любви к сыновьям:10 «Когда родился Дурьйодхана, премудрый Кшаттри11 сказал: „Хорошо было бы отправить в другой мир этого (сына), позорящего род". Ибо он, как только родился, завыл, как шакал, о потомок Бхараты! Это несомненно (предвещало) конец нашего рода. Запомните это, о кауравы! Не одобряй мнения невоспитанных юнцов, о владыка! Да не будешь ты причиной страшной гибели нашего рода! Кто (из находящихся здесь) разрушил бы плотину, уже построенную, и кто раздул бы (снова) огонь, уже потушенный? Кто разгневал бы вновь партхов, пребывающих в мире, о потомок Бхараты? Хотя ты и помнишь (обо всем), о потомок Аджамидхи,12 я снова напомню тебе. Шастра не наставляет дурного человека — (будь то) ради блага или же чего иного. Ведь старый человек никогда не должен, о царь, иметь рассудок мальчика. Пусть твои сыновья (всегда) будут иметь тебя своим руководителем, и пусть они не покинут тебя, расставшись (с тобою навеки). Да не будет заблуждающимся твой ум, направляемый (соображениями) мира, чувством справедливости и разумом других.13 Благополучие, приобретенное страшными делами, ведет к гибели, добытое же честными средствами, оно переходит к сыновьям и внукам».

Тогда великий царь сказал Гандхари, показавшей (ему путь) к закону: «Пусть гибель (нашего) рода наступит когда угодно, я не могу предотвратить ее. Да будет так, как они желают. Пусть вернутся пандавы. Пусть мои сыновья вновь сыграют в кости с сыновьями Панду».

Так гласит глава шестьдесят шестая в Сабхапарве великой Махабхараты.