Сабхапарва Глава 62

Драупади сказала:

Сначала мне нужно выполнить свой долг. Мною еще не дан (вам) ответ. Я лишилась сознания оттого, что этот могучий (Духшасана) насильно повлек меня. Я приветствую всех этих почтеннейших в собрании кауравов. Не может быть моей вины в том, что мною этого не было сделано (раньше).

Вайшампаяна сказал:

Влекомая им с (еще большей) жестокостью, несчастная страдалица, не заслуживавшая такого обращения, упала (на землю) и стала сетовать в собрании.

Драупади сказала:

Меня видели собравшиеся цари (только) на арене во время моей сваямвары.250 Но нигде в другом месте меня не видели прежде. И вот сегодня я приведена в собрание. Я, которую раньше ни ветер, ни солнце не видели в моем доме,— я сегодня выставляюсь напоказ в зале собрания перед (всеми) кауравами. Ту, которую прежде пандавы ревностно оберегали даже от прикосновения ветра, теперь они (не защищают) и терпят, (взирая), как ее мучает этот злодей. И эти кауравы терпят то, что их невестка и дочь незаслуженно подвергается таким мучениям. Что же может быть (для меня) прискорбнее того, что я, честная и благородная женщина, (принуждена) вступить сегодня в зал собрания! Где справедливость у (этих) царей? Нам известно, что прежде замужних женщин не приводили в собрание. Тот древний, извечный закон (теперь) заброшен среди кауравов. Ибо каким образом я, благочестивая супруга пандавов, сестра Паршаты,251 подруга Васудевы,252 могла быть приведена в собрание царей? Этой супруге царя справедливости, происходящей из одинаковой с ним касты, ответьте, рабыня она или не рабыня. И я все исполню, о кауравы! Ведь этот низкий губитель славы кауравов 253 сильно терзает меня, и я не могу дольше переносить этого, о кауравы! Считаете вы меня выигранной или невыигранной, о цари, такой ответ я желаю (услышать от вас). Я же исполню то, (что скажете вы), о кауравы!

Б х и ш м а сказал:

Я уже говорил, о счастливая, что путь закона гибок. Даже благородные мудрецы не в состоянии следовать ему в мире. Каким сильный умом человек представляет себе в мире закон, — то и признается другими за закон, хотя (в действительности) и бывают нарушения закона. Я не могу с уверенностью высказать суждение по твоему вопросу из-за гибкости (ума),254 трудности (от множества сомнений)255 и важности (разбираемого) дела. Несомненно, очень скоро наступит гибель этого рода, ибо все кауравы одержимы алчностью и безумием. Родившиеся в роду, о счастливая, к какому принадлежишь и ты, как наша невестка, даже если они сильно угнетаемы бедствиями, не отклоняются от справедливого, законного пути. Это твое поведение, о царевна Панчалы, то, что ты, даже оказавшись в беде, обращаешь свой взгляд только на закон, несомненно достойно тебя. Эти престарелые люди, Дрона и другие, знающие закон, сидят, поникнув головою, с лишенными (жизни) телами, словно дыхание отлетело от них. Юдхиштхира один является судьей256 в этом вопросе, — таково мое мнение. Он сам должен сказать, выиграна ты или не выиграна.

Вайшампаяна сказал:

А цари, хотя и видели многое (из происходившего там) и (Драупади), плачущую в своем горе, словно морская орлица, боясь сына Дхритараштры,257 не промолвили ни слова — ни хорошего, ни дурного. И видя тех царей, сыновей и внуков царей, погруженных в молчание, сын Дхритараштры, улыбнувшись, сказал тогда дочери царя Панчалы: «(Решение) этого вопроса, исходящего от тебя, о Яджнясени, должно зависеть от твоих супругов — от Бхимы, могучего силой, от Арджуны, от Сахадевы, а также от Накулы. Пусть они ответят на твой вопрос. Пусть все они скажут в присутствии благородных (пандитов)258 ради тебя, о царевна Панчалы, что Юдхиштхира не повелитель им, и пусть сделают (таким образом) царя справедливости неправдивым, — тогда ты, о царевна Панчалы, освободишься от положения рабыни. Благородный царь справедливости, (неизменно) пребывающий в законе, подобный самому Индре, пусть сам скажет об этом: повелитель он тебе или не повелитель. И по слову его ты быстро предпочти одно (из двух). Ведь все кауравы, (находящиеся) в собрании, поглощенные твоей печалью, не могут отвечать (тебе) по существу, взирая на твоих несчастных супругов».

Тогда все, кто присутствовал в собрании, одобрили слова царя (из рода) Куру. (Одобрительно) крича, (иные) даже размахивали своими одеждами, а (среди других) раздавались также возгласы (сожаления): «Увы! Ах!». И все цари были охвачены радостью, они приветствовали справедливого (царя), лучшего из (рода) Куру.259 Обратив свои лица в сторону, все цари взглянули на Юдхиштхиру, (ожидая), что скажет знаток закона. Они прониклись сильным любопытством: «Что скажет пандава Бибхатсу,260 непобедимый в бою, Бхимасена и близнецы?». Когда шум умолк, Бхимасена, простерши свою огромную, красивоокруглую руку, умащенную сандалом, сказал: «Если бы этот наш старший (брат), царь справедливости Юдхиштхира, не был нашим повелителем, мы не простили бы (всего этого) роду Куру. Он владыка наших религиозных и аскетических заслуг, он владыка даже наших жизней. Если он считает себя проигранным, то и мы проиграны. Ибо (если это было бы) не так, то (ни одно существо), касающееся ногою земли, и (никто из) смертных, коснувшись волос царевны Панчалы, не ушли бы от меня живыми. Посмотрите на мои длинные, красивоокруглые руки, подобные бревнам! Оказавшись между ними, не сможет освободиться даже Совершитель (ста) жертвоприношений. 261 Но связанный узами закона, а также сдерживаемый уважением к старшему (брату) и самим Арджуной, я не пойду на такой страшный шаг. Однако, по дозволению царя справедливости, шлепками рук своих вместо мечей я изничтожил бы этих подлых сыновей Дхритараштры, подобно тому как лев уничтожает жалких тварей».

Тогда Бхишма, Дрона и Видура сказали ему: «Будь терпелив, все это вполне возможно для тебя».

Так гласит глава шестьдесят вторая в Сабхапарве великой Махабхараты.