Сабхапарва Глава 61

Б х и м а сказал:

В притонах игроков находятся женщины легкого поведения, о Юдхиштхира,

но даже те на них не играют, ибо даже у тех к ним есть сострадание! Дань и другое огромное богатство, которое дал царь страны Каши, а также драгоценные камни, упряжные животные, богатства, доспехи и оружие, что доставили другие цари, наше царство, ты сам и мы — все отнято в игре нашими врагами. Однако у меня от всего этого но возникало гнева, ибо ты — наш владыка. Но я считаю преступным то, что ты играл на Драупади. Ведь эта дева, которая обрела пандавов (себе в супруги), не заслуживающая (такого обращения), из-за тебя одного терпит мучения от низких и злобных кауравов, склонных к бесчестным поступкам. Ради нее гнев мой обрушивается на тебя, о царь! Я сожгу твои руки. О Сахадева, принеси огня!

А р д ж у н а сказал:

Прежде, о Бхимасена, ты никогда не говорил подобных слов. Несомненно, жестокие враги лишили тебя твоей высокой нравственности. Не следует исполнять желаний врагов. Соблюдай высочайший закон. Никто не смеет переступить (волю) своего старшего, справедливого брата. Ведь будучи вызван врагами, царь, помня о долге кшатрией, играл в кости по воле других. Это (несомненно) способствует нашей великой славе.

Бхимасена сказал:

Если бы я знал, что так совершено им самовольно, то я насильно, соединив обе его руки, сжег бы их на пылающем огне.

В а й ш а м п а я н а с к а з а л:

Видя, как страдают пандавы и как мучается царевна Панчалы, Викарна, сын Дхритараштры, так сказал: «На тот вопрос, который задала Яджнясены, отвечайте, о цари! Если мы не решим этого вопроса, мы немедленно попадем в ад. Бхишма и Дхритараштра — два наистарейших (отпрыска рода) Куру, соединившись вместе, ничего не сказали, а также многоумный Видура. Потому и сын Бхараднаджи,234 наставник всем (нам), а также Крипа — эти лучшие из дваждырожденных тоже не ответили на вопрос. Но другие цари, которые собрались здесь со всех сторон, пускай, отбросив пристрастие и гнев, ответят (на этот вопрос) согласно своему суждению. Дайте ответ, о цари, на тот вопрос, который не раз задавала прелестная Драупади, и, поразмыслив, скажите, кто на чьей стороне».

Так он многократно говорил всем тем, кто находился в собрании. Но хранители земли не сказали ему (ничего) — ни хорошего, ни плохого. Обращаясь так не раз ко всем царям, Викарна, сжимая свои руки и издыхая (как змей), сказал: «О владыки земли, ответите ли вы па этот вопрос

или совсем не ответите, а я скажу здесь то, о кауравы, что считаю справедливым. О лучшие из мужей, обычно считают, что четыре порока бывает у царей: это охота, пьянство, игра в кости и чрезмерное увлечение любовными утехами. Ведь человек, имеющий к ним235 пристрастие, живет, отвергая закон. И мир не одобряет действий, совершаемых тем, кто подвержен таким порокам. Поэтому, когда сын Панду, одержимый таким пороком (игры), был вызван игроками, он сделал ставку на Драупади. Она же, безупречная, является общей (супругою) всех пандавов. Проиграв сначала себя, этот пандава сделал ставку (на нее). Сын Субалы, сам стремящийся сделать ставку, уговорил (Юдхиштхиру сыграть) на Кришну. Поразмыслив обо всем этом, я не считаю ее проигранной».

Когда услышали это, среди присутствовавших в собрании поднялся великий шум, — все они одобряли Викарну и осуждали сына Субалы. И когда шум стих, сын Радхи 236 вне себя от гнева, простерши сверкающую руку, сказал такое слово: «На самом деле у Викарны наблюдается очень много превратного. (Но) от него исходящий (гнев) послужит для его же уничтожения, подобно тому как огонь, возникший от щепки, ее же уничтожает. Эти (все здесь присутствующие) не сказали ничего, хотя и были побуждаемы Кришною.237 Я считаю (и все) они считают, что дочь Друпады выиграна по закону. Ты же только из мальчишества, о сын Дхритараштры, лопаешься (от гнева), ибо ты, хотя и мальчик, говоришь среди собрания, как говорят старики. Ты ведь не знаешь по-настоящему закона нравственности, о младший брат Дурьйодханы, раз ты, как скудоумный, говоришь о Кришне, которая выиграна, что она (будто бы) не выиграна. Ибо как же ты считаешь, что Кришна не проиграна, о сын Дхритараштры, когда в собрании старший среди пандавов сделал ставку на все свое богатство. Драупади же является частью его достояния, о бык из рода Бхараты! Так как же ты выигранную по закону Кришну считаешь не выигранной? Драупади была предложена по слову (Шакуни) и (затем) одобрена пандавами (как их ставка). По какой же причине она считается, по-твоему, невыигранной? Если же ты считаешь, что ее привели в собрание в одном платье несправедливо, ты выслушай от меня по поводу этого высокие слова.

Один только супруг определен для женщины богами, о потомок Куру! Эта же (Драупади) следует воле нескольких (мужей). Поэтому она несомненно рассматривается как нечестная женщина. По моему мнению, нет ничего удивительного в том, что ее привели в собрание, или что она в одном лишь платье, или же совсем раздета. Все состояние, которое было у них,238 она сама и эти пандавы — все это богатство выиграно здесь сыном Субалы по закону. О Духшасана, этот Викарна совсем еще мальчик, хотя и говорит слова мудрости. Сними же одежды с пандавов, а также с Драупади».

Слушая это, о потомок Бхараты, все пандавы, сняв свои верхние одежды, сидели (молча) в зале собрания. Тогда Духшасана, о царь, среди собрания, с силою ухватив Драупади за платье, стал стаскивать его. Но всякий раз, как снималось платье с Драупади, о владыка народов, (на ней) одно за другим появлялось другое, точно такое же платье. Тогда при виде такого необычайного в мире (зрелища) среди царей поднялся шум одобрения, сопровождаемый грозными словами. Бхима же при этом, сжимая руки, с дрожащими от гнева губами, дал среди царей клятву громовым голосом:

«Внимайте этому моему слову, о кшатрии, обитающие в этом мире, — слову, которое раньше никогда еще не произносилось, другими людьми и которое другой (никогда) не произнесет. Если, сказав так, я не смогу выполнить этого, о владыки земли, то пусть я не обрету пути моих прадедов. (Пусть не попаду я в мир моих предков), если я не напьюсь крови этого низкого негодяя, подлейшего из потомков Бхараты, с силою разорвав его грудь во время битвы!».

Услышав его слово, заставляющее цепенеть (от ужаса) всех людей, все те, (кто был там), выразили ему глубокое уважение, осуждая сына Дхритараштры. Когда же груда платьев была убрана среди собрания, Духшасана, утомленный и пристыженный, сел (на свое место). И при виде сыновей Кунти (столь униженных) среди владык, находившихся в собрании, раздались тогда (обращенные к сыну Дхритараштры) слова: «позор, позор!», заставлявшие подниматься от возбуждения волоски на теле. «Кауравы не отвечают на вопрос (заданный им Драупади)», — раздавались восклицания. Все люди стали громко кричать, осуждая Дхритараштру. Тогда, подняв вверх руки, желая успокоить находившихся в собрании, Видура, знаток всех законов, сказал такое слово.

В и д у р а сказал:

Драупади, задав такой вопрос, жалобно плачет, словно беззащитная. А вы, о участники собрания, не отвечаете на вопрос. От этого страдает закон. Ведь огорченный (человек) прибегает к собранию, распаляясь, словно жертвенный огонь. И его должны находящиеся в собрании успокоить, (следуя путем) справедливости и закона. Огорченный человек при этом может задать вопрос членам собрания о своих законных правах, и они, превозмогая влияние страсти и гнева, должны ответить на вопрос. Викарной уже был дан ответ на вопрос по его собственному разумению, о владыки людей! Вы также должны ответить на этот вопрос в соответствии со своим мнением. Ведь тот, кто знает законы нравственности и, явившись в собрание, не отвечает на (поставленный) вопрос, тот пожинает половину плодов, приносимых неправдой. Но кто знает законы нравственности и, явившись в собрание, говорит неправду, тот несомненно пожинает все плоды, (получаемые) от лжи. В связи с этим приводят следующее древнее сказание — спор между Прахладой239 и отшельником, сыном Ангираса.240

Был некогда владыка дайтьев, по имени Прахлада. У него был сын Вирочана. Из-за девушки он стал нападать на Судханвана, сына Ангираса: «Я старше, я старше», — с такими словами из-за желания (обладать) девушкой оба они побились об заклад па свои жизни,241 — так нам известно. Между ними возник спор (относительно решения этого) вопроса. И они спросили Прахладу: «Кто из нас старше? Ответь на этот вопрос, но не лги». Тот же, испугавшись этого спора, взглянул на Судханвана. Ему на это сказал Судханван, в гневе пылая, как жезл Брахмы:242 «Если ты ответишь ложно, о Прахлада, или же не ответишь, то тогда Громодержец243 разобьет твою голову громовой стрелой на сто частей». Когда так было сказано Судханваном, дайтья,244 дрожа, как лист смоковницы, отправился к могущественному Кашьяпе,245 чтобы спросить (у него совета).

Прахлада сказал:

Ты ведь знаток нравственного закона, которого должны придерживаться боги и асуры, равно и брахманы, о премудрый! Есть, однако, трудности (в понимании) этого закона. Выслушай же о них: какие (уготованы) потусторонние миры для того, кто не отвечает на (заданный) вопрос или же показывает ложно? Скажи мне о том, — я спрашиваю тебя.

Кашьяпа сказал:

Знающий, но не отвечающий на (поставленный) вопрос из страсти, гнева или страха, бросает на себя самого тысячу сетей Варуны.246 По истечении полного года одна такая сеть спадает с него. Поэтому знающий правду должен говорить сущую правду. Ведь когда добродетель, пронзенная пороком, является в собрание (за помощью), тогда присутствующие в собрании сами бывают пронзены, если они не извлекут из нее жала. Половину (вины) приемлет главенствующий (в собрании),247 четвертая часть падает на тех, кто выступает (неправедно), и четвертая часть — на (остальных) участников собрания, если они не осуждают поступков, достойных осуждения. (С другой стороны), главенствующий (в собрании) становится свободным от всех грехов, а также освобождаются (от них) и все участники собрания, когда осуждается тот, кто заслуживает осуждения, — грех падает лишь на того, кто его совершает. Те, кто говорят неправду, о Прахлада, когда их спрашивают о нравственном законе, — губят (свои) благочестивые деяния, а также семь (своих) поколений, предыдущих и последующих. Горе того, у кого отнято все состояние, и того, чей сын убит, горе, испытываемое должником, или горе того, кто обездолен царем, горе жены, лишившейся своего мужа, и того, кто отпал от своих сотоварищей, горе той, у мужа которой есть вторая жена, а также горе того, кто разорен (ложными показаниями) свидетелей, — все эти горести владыки тридцати (богов)248 считают равными. Все эти горести обретает тот, кто говорит неправду. Свидетелем (кто-либо) становится от виденного воочию, от слышанного и от усвоения (самой вещи). Поэтому свидетель, говорящий правду, никогда не лишается религиозных заслуг и мирских выгод.

В и дура сказал:

Услышав слова Кашьяпы, Прахлада сказал сыну: «Судханван старше тебя, точно так же как Ангирас (его отец) старше меня. Также и мать Судханвана старше твоей матери. Поэтому, о Вирочана, этот Судханван отныне владыка твоей жизни».

Судханван сказал:

Поскольку ты пренебрег любовью к своему сыну и остался верен закону, я повелеваю твоему сыну: пусть он живет сотню лет.

Видура сказал:

Таким образом, услышав о высочайшем законе, вы все, находящиеся в собрании, подумайте о том, какой ответ следует дать на вопрос, (заданный) Кришной.249

Вайшампаяна сказал:

Услышав слова Видуры, цари ничего не сказали (в ответ), Карна же сказал Духшасане: «Уведи рабыню Кришну во внутренние покои дворца». И Духшасана повлек среди собрания ту страдалицу, дрожащую, стыдливую, взывающую к пандавам.

Так гласит глава шестьдесят первая в Сабхапарве великой Махабхараты.