Сабхапарва Глава 58

Шакуни сказал:

Ты проиграл много богатства, принадлежащего пандавам, о Юдхиштхира! Если у тебя, о Каунтея, есть еще богатство, которое не проиграно, то скажи о нем.

Юдхиштхира сказал:

Я знаю, что мое богатство неисчислимо, о сын Субалы! Так почему же, о Шакуни, ты спрашиваешь о нем? Пусть будет (тобою) сделана ставка в тысячу, миллион, десять миллионов и сто миллионов, биллион, сто биллионов и тысячу биллионов и даже в целый океан. Это мое богатство, о царь! На него я сыграю с тобой.

Вайшампаяна сказал:

Услышав это, Шакуни, всегда решительный (в игре), прибегнув к обману, сказал Юдхиштхире: «Я выиграл!».

Юдхиштхира сказал:

(У меня есть) неисчислимое количество скота и коней, много молочных коров, козлов и овец, а также кое-что (другое), что имеется у второстепенных каст,205 населяющих восточные берега Синдху,206 о сын Субалы! Это мое богатство, о царь! На него я сыграю с тобой.

Вайшампаяна сказал:

Услышав это, Шакуни, всегда решительный (в игре), прибегнув к обману, сказал Юдхиштхире: «Я выиграл!».

Юдхиштхира сказал:

У меня осталось еще богатство, о царь: город, страна и земля вместе с их достоянием, исключая то, что принадлежит брахманам, и сами люди, (населяющие их), кроме брахманов. Это мое богатство, о царь! На него я сыграю с тобой.

В а и ш а м п а я н а сказал:

Услышав это, Шакуни, всегда решительный (в игре), прибегнув к обману, сказал Юдхиштхире: «Я выиграл!».

Юдхиштхира сказал:

Вот блистают эти царевичи, о царь, с серьгами и ожерельями из золотых монет и всеми прочими украшениями на теле, какими они увешаны. Это мое богатство, о царь! На него я сыграю с тобой.

Вайшампаяна сказал:

Услышав это, Шакуни, всегда решительный (в игре), прибегнув к обману, сказал Юдхиштхире: «Я выиграл!».

Юдхиштхира сказал:

(Этот) смуглый юноша207 с красными глазами, с плечами, как у льва, могучерукий — моя единственная ставка, ибо это — мое богатство.

Шакуни сказал:

Царевич Накула мил тебе, о царь Юдхиштхира! Но он уже составляет наше богатство. На кого же еще ты сыграешь (теперь)?

Вайшампаяна сказал:

Сказав так, Шакуни бросил свои кости, затем он сказал Юдхиштхире: «Я выиграл!».

Юдхиштхира сказал:

Этот Сахадева соблюдает законы, в этом мире он снискал звание ученого. Хотя царевич и не заслуживает этого, ибо он мил для меня, я сыграю с тобою на него, словно он вовсе не мил мне.

Вайшампаяна сказал:

Услышав это, Шакуни, всегда решительный (в игре), прибегнув к обману, сказал Юдхиштхире: «Я выиграл!».

Шакуни сказал:

Эти оба сына Мадри,208 милые тебе, о царь, выиграны мною. Но еще более чтимы тобою, я полагаю, Бхимасена и Дхананджая.

Юдхиштхира сказал:

Ты, о глупец, конечно поступаешь несправедливо, раз ты не заботишься о нравственном поведении, раз ты хочешь посеять раздор между нами, единодушными.

Шакуни сказал:

Опьяненный низвергается в пропасть, и он, нерадивый, пребывает там в неподвижном состоянии. Ты — самый старший (среди нас), о царь, и превосходнейший. Поклонение тебе, о бык из рода Бхараты! Игроки, играющие как невменяемые, болтают такое, о Юдхиштхира, чего они не видят даже во сне или наяву.

Юдхиштхира сказал:

Кто в сражении переправляет нас, словно корабль, на другой берег, кто царевич отважный, (всегда) побеждает врагов, на того героя во всем мире, на Пхальгуну, хотя он и не заслуживает того, я сыграю с тобой, о Шакуни!

Вайшампаяна сказал:

Услышав это, Шакуни, всегда решительный (в игре), прибегнув к обману, сказал Юдхиштхире: «Я выиграл!».

Шакуни сказал:

Этот лучник пандавов — пандава Савьясачин выигран мною. Сыграй (теперь) на любимого Бхиму, о царь, ибо это (единственная) станка в игре, которая еще оставалась у тебя, о пандава!

Юдхиштхира сказал:

Кто наш вождь, кто руководит нами в битве подобно Громодержцу 209 — одного из врагов данавов, кто с глазами, глядящими искоса, со сросшимися бровями, благородный душою, с плечами льва, кто никогда не переносит обид, кому нет равного по силе человека, кто здесь первейший среди владеющих палицей и кто сокрушает врагов — на того царевича Бхимасену, хотя он и не заслуживает того, я сыграю (с тобой), о царь!

Вайшампаяна сказал:

Услышав это, Шакуни, всегда решительный (в игре), прибегнув к обману, сказал Юдхиштхире: «Я выиграл!».

Шакуни сказал:

Ты проиграл много богатства вместе с конями и слонами, а также своих братьев. Скажи, о Каунтея, есть ли у тебя еще богатство, которое не проиграно?

Юдхиштхира сказал:

Я самый старший среди братьев и любимый ими. Побежденные тобою (в игре), мы должны будем сами исполнять работу, (какую обычно делают) при (подобном) бедствии.

Вайшампаяна сказал:

Услышав это, Шакуни, всегда решительный (в игре), прибегнув к обману, сказал Юдхиштхире: «Я выиграл!».

Шакуни сказал:

Ты совершил величайший грех тем, что проиграл себя самого. В то время как у тебя есть еще богатство, о царь, проиграть себя самого есть грех.

Вайшампаяна сказал:

Сказав так, он, искусный в игре в кости, победил в игре одним ударом костей всех находившихся там героев мира одного за другим.

Шакуни сказал:

Есть ведь еще милая тебе царица — единственная, пока еще не проигранная ставка. Поставь Кришну, царевну Панчалы.210 Ею ты вновь выиграешь себя.

Юдхиштхира сказал:

Не маленькая и не высокая, не слишком темная и не румяная, с глазами, воспаленными от страсти, — на нее я сыграю с тобою; на ту, чьи глаза подобны лепесткам осеннего лотоса, чье благоухание напоминает осенний лотос; кто сама услаждается осенними лотосами; кто станом своим соразмерна с (богинею) Шри;211 кто может быть такой, что мужчина возжелает себе в жены из-за ее нежности, совершенства ее красоты и характера; кто ложится спать последней и пробуждается первой и наблюдает за всем, что сделано и не сделано, вплоть до пастухов и овчаров; чье лицо, когда оно покрыто потом, сияет, будто лотос или жасмин; у кого талия тонкая, как алтарь;212 у кого длинные волосы, медно-красные глаза и не слишком густой пушок на теле — на такую царевну Панчалы, о царь, на Драупади, с красивою талией и прелестным телом, увы, на такую ставку я сыграю, о сын Субалы!

Вайшампаяна сказал:

Когда были сказаны такие слова царем справедливости, о потомок Бхараты, раздались голоса старцев, находившихся в зале собраний: «позор, позор!». И собрание заволновалось, среди царей поднялся ропот (сожаления), а у Бхишмы, Дроны, Крипы и других даже выступил пот. Видура, взявшись за голову, сидел, словно утратил жизнь, в размышлении склонившись вниз лицом и вздыхая, подобно змею. Но Дхритараштра, довольный (в душе), вопрошал все снова и снова: «выиграна ли ставка, выиграна ли ставка», — ибо не мог скрыть своих радостных чувств.213 Сильно обрадовался Карна вместе с Духшасаной и другими, но у иных, находившихся в собрании, начали капать слезы из глаз. А сын Субалы, охваченный возбуждением, с видом победителя, не раздумывая, воскликнул: «Я выиграл!» — и взял обратно те кости.

Так гласит глава пятьдесят восьмая в Сабхапарве великой Махабхараты.