Сабхапарва Глава 48

Дурьйодхана сказал:

Слушай меня, о безупречный, я буду рассказывать о великом скоплении богатств, преподнесенных царями в виде дара царю (Юдхиштхире) по случаю жертвоприношения. Те, которые живут по берегам реки Шайлоды,90 (текущей) между (горами) Меру 91 и Мандарой,92 в усладительной тени бамбука кичака 93 и колючего бамбука, а именно: кхаши, экашаны и аджьйохи, прадары и диргхавену, пашупы и кунинды, танганы и паратанганы,94 — те цари доставили грудами золото, измеряемое сосудами дрона,95 принесенное им в виде дара муравьями и поэтому называемое муравьиным.90 Множество черных, красивых опахал из буйволовых хвостов и других — светлых, как сияние месяца, а также много сладкого меду из цветов Хималая и из дерева чампака97 и гирлянды цветов, доставленных вместе с (речной) водой из (владений) северных кауравов,98 а также травы с Севера и даже с Кайласы — принеся (все это) и другую дань, могущественнейшие властители горных племен стояли, почтительно склонившись, у ворот (дворца) царя Аджаташатру,100 удерживаемые (от допуска во дворец). А цари из (племен) киратов,101 которые (живут) по северным склонам Хималая и на горе восхода солнца,102 на берегу океана Варишены103 и по берегам реки Лохитья 104 и которые питаются плодами и кореньями и одеваются в шкуры, — те, доставив вязанки поленьев сандала, алоэ и черного алоэ, множество шкур, драгоценных камней, золота и благовоний, а также десять тысяч прислужниц из племени кирата, о владыка народов, а также красивых животных и птиц из отдаленных стран и яркого блеска золото, добытое из гор, — вместе со всею данью стояли у ворот, удерживаемые (от допуска во дворец).

Каявьи, дарады, дарвы, шуры и вайямаки,105 аудумбары, дурвибхаги и парады вместе с бахликами;106 кашмиры, кундаманы, паураки и хансакаяны;107 шиби, тригарты и яудхейи, мадры и кекайи 108из воинственных царских родов; амбаштхи, каукуры, такшьи и вастрапы вместе с пахлавами;109 васати вместе с маулеями, кшудраками и малавами; шаундики, куккуры и шаки,110 о владыка народов; анги и ванги, пундры, шанаватьи и гайи 111 — все эти лучшие кшатрии, благородного происхождения, принадлежащие к определенным родовым объединениям, 112 с оружием в руках принесли богатства сотнями для (царя) Аджаташатру. А ванги и властители калингов, и тамралипты вместе с пундраками113 (доставили различные) одежды, шелковые ткани и белые шелковые платья,114 а также верхние накидки. Там (все) они опрашивались привратниками по приказанию царя: «Если вы исполнили свои религиозные обряды и принесли с собою хорошую дань, то вы получите (дозволение пройти) через ворота». Тогда каждый из них дал десять сотен слонов с клыками, как дышла плуга, опоясанных раззолоченными подпругами, имеющих цвет лотоса (оттого, что были) покрыты пестрыми попонами, подобных скалам, всегда возбужденных, (обитавших) у озера Камьяка,115 покрытых (предохранительными) панцирями, терпеливых и отличной породы, — и после этого они вошли через ворота (во внутрь дворца). Эти и другие многочисленные толпы (царей) съехались из различных стран. (Ими) и другими благородными (царями) было доставлено туда (множество) драгоценных камней.

Царь гандхарвов, по имени Читраратха, спутник Васавы,116 даровал четыре сотни коней, наделенных быстротою ветра. А гандхарва Тумбуру охотно дал сотню коней, по цвету одинаковых с листьями манго, украшенных золотом. Критин же, царь шукаров,117 о Кауравья, дал, о владыка народов, много сотен слонов-сокровищ. А Виратой, царем матсьев,118 были доставлены в виде дани две тысячи возбужденных слонов, украшенных золотом. Царь Васудана из страны Панту119 (привел) двадцать шесть слонов и две тысячи коней, о царь, разубранных золотом, отличающихся быстротою и силой, ретивых, о владыка людей, и вместе со всей данью передал их пандавам. А Яджнясеной 120 было даровано партхам ради жертвоприношения четырнадцать тысяч рабынь и десять тысяч рабов вместе с их женами, о владыка народов, а также двадцать шесть колесниц, запряженных слонами, о великий царь, и все свое царство. Жемчуг (добытый из океана), драгоценный камень вайдурья,121 (различные) перлы и раковины, а также сотни попон для слонов доставили туда синхалы.122 И люди, смуглые видом, облаченные в одежды, усеянные драгоценными камнями, с глазами, медно-красными по краям, стояли у ворот с дарами, удерживаемые (при входе). Ради удовлетворения (Юдхиштхиры) и (сами) брахманы, и побежденные кшатрии, а также вайшьи и послушные шудры принесли (ему дань). Из-за любви и высокого уважения к Юдхиштхире пришли к нему все млеччхи и люди всех каст, — высшей, средней и низшей.123 И благодаря тому, что во дворец Юдхиштхиры прибыли люди из различных стран, принадлежащие к различным племенам, казалось, что здесь был представлен весь мир.

Когда я теперь смотрю на множество разнообразных даров, преподнесенных царями (нашим) врагам,124 у меня от горя рождается жажда смерти. Теперь я расскажу тебе о тех, которые являются слугами пандавов, о потомок Бхараты, и которым Юдхиштхира дает сырую и вареную пищу. (Там) находятся тридцать тысяч биллионов 125 воинов, восседающих на слонах, и всадников, а также сто миллионов колесниц и (великое) множество пехотинцев. В одном месте отмеривается то, что доставлено, в другом — оно варится, а в третьем — распределяется; всюду раздаются звуки счастливого празднества. Я не видел никого среди четырех каст, кто во дворце Юдхиштхиры не принял бы пищи, не был бы радостен и не получил бы достаточного количества припасов. И восемьдесят восемь тысяч снатаков, ведущих домашний образ жизни,128 которых содержит Юдхиштхира и каждый из коих получил от него по тридцати прислужниц, — те также, весьма радостные и довольные, надеются на гибель врагов. И десять тысяч других отшельников, удержавших свое семя,127 (ежедневно) едят из золотых блюд во дворце Юдхиштхиры. Яджнясени,128 сама не принимая пищи, смотрела, о владыка народов, за всяким вплоть до горбатого и карлика, насытился он, или (вовсе) не поел, или не совсем насытился. И только два (племени) не дали дани сыну Кунти, о потомок Бхараты: панчалы129 — из-за их (родства) через брак (пандавов с Драупади) и андхаки и вришни130 — из-за их дружбы (с пандавами).

Так гласит глава сорок восьмая в Сабхапарве. великой Махабхараты.