Сабхапарва Глава 45

В а й ш а м п а я н а сказал:

Будучи (сам) под впечатлением великого жертвоприношения Раджасуя царя Юдхиштхиры и узнав сначала о намерении Дурьйодханы, Шакуни, сын Субалы, тогда, выслушав слова Дурьйодханы и желая сделать ему приятное, явился в сопровождении сына Гандхари 26 к повелителю людей — Дхритараштре, обладающему оком знания.27 И тому премудрому (царю), сидевшему (на троне), Шакуни сказал такое слово: «О великий царь, знай, что Дурьйодхана, потеряв цвет своего лица, стал бледным и исхудалым, он опечален и погружен в заботы, о бык из рода Бхараты! Почему ты не разведаешь достаточно хорошо о нетерпимом появлении врагов? Почему ты не разузнаешь причину скорби твоего старшего сына?».

Дхритараштра сказал:

О Дурьйодхана, в чем причина, что ты так сильно опечален, о сынок? Если мне можно услышать о той причине, то скажи мне, о потомок (рода) Куру! Этот Шакуни говорит мне, что ты потерял цвет лица, побледнел и исхудал. Но, раздумывая, я не вижу причину твоей печали. Ведь все это огромное богатство, о сын, предоставлено тебе. Братья твои, а также и друзья не причиняют (никогда) неприятного тебе. Ты носишь лучшие одежды, ты ешь мясную пищу, чистокровные кони везут тебя. Так почему ты бледен и исхудал? Драгоценные ложа, прелестные девы, великолепные чертоги и развлечения до полного пресыщения — все это предоставляется тебе по одному твоему слову, как для самих богов, — в том нет сомнения. Почему же ты, неодолимый, печалишься, будто несчастный, о сынок?

Д у р ь й о д х а н а сказал:

Я ем и одеваюсь, как низший из людей, ибо я испытываю страшную ревность, проводя (так) все свое время. Кто не может переносить того, чтобы его подданные находились под (властью) врага, одолевшего их, и намерен устранить лишения, исходящие от врага, тот действительно называется человеком. Удовлетворенность и высокомерие разрушают благосостояние, о потомок Бхараты; также (губительны) два других (чувства) — сострадание и страх. Поглощенный ими не достигает высокого положения. То наслаждение, (которое я получил) при виде богатства у Юдхиштхиры, не радует меня. Сверкающее у сына Кунти, оно делает меня бледным. Зная, что враги мои преуспевают, а сам я испытываю лишения, я словно вижу (то богатство) перед собой, хотя оно и незримо для меня и находится у сына Кунти.28 Поэтому я и потерял цвет лица, опечален, бледен и исхудал. Юдхиштхира поддерживает восемьдесят восемь тысяч брахманов-снатаков, ведущих домашний образ жизни,29 дав каждому из них по тридцати рабынь. Другие десять тысяч во дворце Юдхиштхиры постоянно едят лучшую пищу из золотых блюд. Царь Камбоджи 30 прислал ему шкуры антилоп (породы) кадали 31 — черные, темно-бурые и рыжие, а также дорогие шерстяные одеяла. Сотни и тысячи колесниц, коров и кобылиц и тридцать сотен верблюдиц движутся и разгуливают (во дворе дворца).32 Разнообразные драгоценные камни грудами доставили цари, о владыка земли, на величайшее жертвоприношение сыну Кунти. Никогда мною не было ни видано, ни слыхано о таком притоке богатств, какой был во время жертвоприношения мудрого сына Панду. Увидев тот безграничный ноток богатств у врага, о царь, я не нахожу покоя, непрестанно думая (о том), о владыка!

Брахманы и жители (деревень), 33 владеющие множеством скота, стоят (в ожидании) сотнями у ворот с тридцатимиллиардной данью, удерживаемые (привратниками). (Только) захватив (с собою) красивые золотые сосуды камандалу 34 и таким образом принеся дань, они затем получили доступ (но дворец). И сам океан доставлял ему 35 в сосудах из белой меди амриту,36 полученную в его водах, ту амриту, которую небесные жены не носят даже для Шакры. При виде сосудов, разукрашенных тысячью золотых узоров и многочисленными драгоценными камнями, и всего прочего у меня словно появилась лихорадка. И взяв те (сосуды), (люди) направляются к Восточному и Южному океанам.37 И точно так же они, взяв их, идут и к Западному океану,38 о бык из рода Бхараты! Но не идут они к Северному океану,39 ибо он (никому недоступен),40 кроме птиц. И вот какое еще необычайное происшествие там случилось. Слушай меня, пока я буду рассказывать о нем. Когда целые две тысячи сотен брахманов угощались, там подавался установленный сигнал, по которому постоянно должна была трубить раковина, (возвещая об этом событии). И когда я, о потомок Бхараты, слушал прекраснейшие звуки той раковины, звучавшей ежеминутно, каждый волосок у меня вставал (от волнения). И то место жертвоприношения было заполнено многочисленными царями, желавшими видеть это (зрелище). Цари, о владыка людей, (стекались) на жертвоприношение мудрого сына Панду, беря с собою всякие драгоценности, о великий царь! И хранители земли подобно вайшьям становились прислужниками дваждырожденных во время их трапезы. И такого богатства, какое есть у Юдхиштхиры, о царь, нет ни у царя богов (Индры), ни у Ямы или Варуны, ни даже у владыки гухьяков (Куберы).41 Увидев величайшее богатство сына Панду, я не нахожу покоя, ибо сердце мое горит.

Шакуни сказал:

Слушай меня, о ты, чье могущество и правде, о средстве для приобретения величайшего богатства, которое ты видел у пандавы. Я искуснейший знаток игры в кости на всей земле, о потомок Бхараты! Я знаю тайны игры, знаю, когда нужно делать ставку (и когда не нужно). Я знаю также особенности игры. Сын Кунти — большой охотник до игры в кости, но сам не знает, как играть. Вызванный (на игру), он, конечно, придет, и мы с ним вдвоем сыграем в кости. Так вызови его.

Вайшам паяна сказал:

И царь Дурьйодхана, когда так сказал ему Шакуни, молвил без промедления Дхритараштре: «Этот знаток игры в кости, о царь, способен отобрать посредством игры богатство у сына Панду. 42 Поэтому благоволи дозволить ему это».

Дхритараштра сказал:

Я всегда следую указаниям премудрого Кшаттри, моего советника. Встретившись с ним, я узнаю его решение по этому делу. Ведь он предвидит (все); почитая закон как высочайшее благо, он скажет о своем решении по сути дела, подходящем для обеих сторон.

Дурьйодхана сказал:

Если тут вмешается Кшаттри, он отвратит тебя от этого. Если же ты откажешься, о царь царей, я непременно умру. Когда я умру, ты, о царь, будь счастлив с Видурой. Владей тогда всей землею. Что тебе тогда делать со мной? 43

Вайшампаяна сказал:

Услышав его прискорбные слова, сказанные из чувства расположения, Дхритараштра, всегда придерживающийся мнения Дурьйодханы, сказал своим слугам: «Пусть искусные мастера быстро выстроят большой, прекрасный дворец собраний, достойный зрелища, с тысячами колонн и сотней дверей. Затем усеяв его драгоценными камнями и расставив всюду игральные кости, пусть они, когда он (весь) будет красиво отделан и сделан удобным для входа (в него), в должном порядке сообщат мне (об этом)».

И правитель земли Дхритараштра, о великий царь, решив, что это — для умиротворения Дурьйодханы, послал за Видурой. Ибо, не спросив Видуру, он не принимал никакого решения. И хотя он знал о пагубных последствиях игры, он из-за любви к сыну был склонен к ней. Услышав об этом и (зная), что вступление в век Кали 44 началось и что совсем уже приблизилась гибель (рода Куру), мудрый Видура поспешил к Дхритараштре. И подойдя к своему благородному старшему брату и склонив голову к стопам его, брат сказал ему: «Я не одобряю, о царь, твоего решения, о владыка! Сделай так, чтобы не возникло раздора между твоими сыновьями из-за этой игры».

Дхритараштра сказал:

О Кшаттри,45 не возникнет ссоры между моими сыновьями. Боги на небе несомненно проявят к нам милость. Сулит она счастье или несчастье, полезна она или пагубна — пусть эта дружеская игра состоится. Это несомненно предопределено судьбою. И тогда, поскольку буду присутствовать я и Бхишма, бык из рода Бхараты, никакого злополучия не случится, даже если оно предопределено судьбою. Взойдя на колесницу, (запряженную) конями, по быстроте равными ветру, отправляйся в

Индрапрастху сегодня же и привези Юдхиштхиру. И мое решение нельзя отвратить, о Видура, — говорю тебе. Я считаю наивысшей судьбу, благодаря которой все это происходит .

Когда так было сказано, мудрый Видура, думая, что это не должно случиться, направился в великой печали к премудрому Апагейе.40

Так гласит глава сорок пятая в Сабхапарве великой Махабхараты.