Сабхапарва  Глава 38

Шишупала сказал:

Престарелый и порочащий свой род, как ты не стыдишься (даже самого себя),8 запугивая всех царей столь многими страхами! Тебе, пребывающему на третьей ступени жизни,9 свойственно говорить подобные вещи, столь отдаленные от закона, ибо ты — первейший среди всех кауравов. Как лодка, привязанная к лодке, или слепой, следующий за слепым, так именно выглядят кауравы, о Бхишма, которыми ты предводительствуешь. Наш дух еще больше удручен тобою, когда ты восхваляешь особенно его 10 деяния, из коих первым было убийство Путаны.11 Как же, о Бхишма, у тебя, заносчивого глупца, когда ты желаешь прославлять Кешаву, язык не разлетится на сто частей? Превосходящий (всех) в знании, ты, о Бхишма, желаешь восхвалять этого пастуха,12 в отношении которого даже людьми с ребяческим умом должна быть употреблена брань. Что удивительного в том, что в младенчестве им были убиты птица, а также конь и бык, оба13 неопытные в битве? Если им была опрокинута повозка 14 — (кусок) бесчувственного дерева, то что тут совершено чудесного, о Бхишма? Если им в течение недели поддерживалась гора Говардхана 15 величиною с муравейник, то это, о Бхишма, мне не кажется удивительным. «Когда он развлекался на вершине горы, им было съедено огромное количество пищи», — услышав это от тебя, о Бхишма, (все) пришли в крайнее изумление. То, что им был убит Канса, более сильный, чья пища была им съедена, о знаток закона, не есть большое чудо. Ты, о Бхишма, наверно никогда не слышал от благочестивых (людей) во время их беседы, о невежественный в законах, те слова, которые я скажу тебе, о подлейший из рода Куру! «Не следует применять оружия против женщин, коров и брахманов, а также против того, чью пищу придется есть и кто может прийти ради убежища», — так всегда наставляют благочестивые, добродетельные люди, соблюдающие закон. А для тебя, о Бхишма, все это, (известное всему) миру, оказалось напрасным!

Восхваляя Кешаву, ты, о наилучший из рода Куру, изображаешь его как великого, превосходящего (всех) в знании и возрасте, будто я ничего не ведаю. Каким же образом, о Бхишма, будучи убийцей коров и женщин,16 он заслуживает восхваления? «Он — первейший среди мудрых», «Он — владыка мира», — если таковы твои (собственные) слова, то и Джанардана воображает, что все это именно так. Но (на самом деле) все это безусловно ложно. Стих не действует на певца, даже если он распевает его многократно. Живые существа следуют своей природе, подобно птице бхулинга.17 Конечно, в том, что нрав у тебя очень низменен, нет сомнения. Очевидно, что и у этих пандавов, для которых наиболее чтимым наставником является Кришна, а предводителем — ты, такой же низменный нрав. Хотя ты и рассуждаешь (на словах) о законе, но (на самом деле) ты не знаешь закона и отступил от пути добродетельных.

Ведь кто, будучи лучшим среди искушенных в знании и зная себя как законника, может поступить так, о Бхигама, как было сделано тобою, соблюдающим закон? Ибо как же тобою, о знаток закона, гордящимся своею мудростью, была похищена девушка, по имени Амба,18 любившая другого? Добро тебе! Ведь девушку, похищенную тобою, о Бхишма, не пожелал (из-за этого взять в жены) твой брат, царь Вичитравирья.19 следовавший обычаю добродетельных. И на глазах у тебя, гордящегося своей мудростью, от обеих его жен было произведено потомство другим согласно обычаю, соблюдаемому у людей благочестивых. Ведь нет у тебя добродетели, о Бхишма! И напрасен твой обет безбрачия,20 который ты соблюдаешь или вследствие заблуждения, или от мужского бессилия, — это несомненно. И я не вижу нигде твоего преуспеяния, о знаток закона, ибо тобою не обслуживались старцы, которые говорили о законе так: «Почитание, дары, изучение, а также жертвоприношения, сопровождаемые многочисленными дарами, — все это не заслуживает и шестнадцатой доли (заслуг от обладания) потомством». Все то, о Бхишма, что бывает достигнуто посредством многих постов и обетов, все для бездетного несомненно становится напрасным. Ты бездетен и стар, из-за того что следуешь ложным законам, и, подобно лебедю, ты тоже теперь получишь гибель от (своих) родственников. Ведь другие люди, сведущие в науках, некогда рассказывали так. О том я поведаю тебе подробно, о Бхишма, коль ты слушаешь. В давние времена, рассказывают, жил на берегу моря некий старый лебедь. Рассуждая на словах о законе, а (на самом деле) поступая иначе, он наставлял птиц: «следуйте закону, по не беззаконию». Такие его слона птицы, рассуждавшие справедливо, говорят, о Бхишма, слышали постоянно. И мы так слышали, о Бхишма, что другие птицы, обитавшие на водах морских, приносили ему пищу ради его добродетели. И птицы все, о Бхишма, кладя вблизи него яйца, радовались, разгуливая по водам морским. И тот греховный лебедь поедал яйца всех беспечных тех (птиц), будучи поглощен этим своим занятием. И когда яйца те стали убывать в числе, то другая птица, отличающаяся большим умом, заподозрила его и однажды увидела (за этим занятием). Тогда та птица, увидев греховный поступок лебедя, опечаленная великим горем, рассказала об этом всем тем птицам. И тогда те птицы, увидев воочию (его поведение), вместе приблизились к тому лебедю и убили его, следовавшего путем обмана, о потомок Куру! И тебя также, о Бхишма, чье поведение одинаково с (поведением) лебедя, убьют в гневе эти властители земли, как убили, разгневавшись, пернатые ту птицу. И тот стих, который тут распевают люди, знающие предания, о Бхишма, я полностью приведу тебе, о потомок Бхараты! «О владеющая крыльями вместо колесницы, хотя твоя душа и подвластна (чувствам), ты восхваляешь неправду. (Ведь) этот твои греховный поступок — поедание яиц противоречит твоим речам!».

Так гласит глава тридцать восьмая в Сабхапарве великой Махабхараты.