Сабхапарва Глава 20

Джарасандха сказал:

Я не могу припомнить, чтобы когда-либо проявил враждебность (к вам), и, даже после тщательного раздумья, я не могу вспомнить (какой-либо) обиды, (нанесенной) вам. Как же вы называете меня, неповинного, врагом, если вам не было причинено никакой обиды? Скажите мне прямо, как это обычно принято у честных (людей). Ведь от ущемления нравственности душа испытывает печаль. Даже кшатрий, если он причиняет (вред) невинному человеку, несомненно обретает судьбу грешников и губит свое благополучие, хотя бы на людях и вел себя как знаток закона и исполнял великий обет. Зная меня как наилучшего в трех мирах среди благочестивых из-за (соблюдения) закона кшатриев и как неповинного, вы, видимо, говорите мне (все это) из опрометчивости.

Васудева сказал:

Есть, о великий царь, некто один, главенствующий в (царском) роду, кто поддерживает достоинство своего рода. Это по его приказанию мы втроем поднялись против (тебя). Ведь тобою, о царь, захвачены, (словно скот, многие) кшатрии, обитающие в (различных уголках) мира. Совершив такую жестокую несправедливость, как же ты считаешь себя невинным? Как же, о лучший из царей, может царь притеснять добродетельных царей? Держа в заточении таких царей, ты хочешь принести их в жертву Рудре. 44 Грех, содеянный тобою, о сын Брихадратхи, может коснуться и нас. Но мы соблюдаем закон и в состоянии охранять справедливость. Убийство людей для принесения их в жертву никогда не было предусмотрено. Так как же ты хочешь совершить жертвоприношение людьми богу Шанкаре? 45 Ведь кто другой, принадлежа к одинаковой со всеми другими людьми касте, подобно тебе, тупоумному, о Джарасандха, будет, таким образом, считать их за животных? Питая сострадание к несчастным, мы пришли сюда, чтобы обуздать тебя, губителя наших родственников, ради преуспеяния нашей родни. А то, что ты считаешь, что нет в мире другого мужа среди кшатриев, (равного тебе), есть заблуждение твоего ума, о царь! Ведь какой кшатрий, о царь, зная о своем (высоком) происхождении, не отправился бы сразу после сражения на несравненное, вечное небо? Ведь только достигнув неба, кшатрии, предназначении в жертву при сражениях, совершают жертвоприношения мирам, — знай об этом, о владыка Магадхи! Средством, ведущим на небо, является победа, о царь, средство, ведущее на небо, — это великая слава, средство, ведущее на небо, есть подвижничество, но тот путь, (который ведет на небо через смерть) в бою, — наивернейший. Ведь это достойное средство всегда применяется ради достижения положения Индры и его обиталища, вследствие чего Совершитель ста жертвоприношений, побеждая асуров, управляет миром. У какого (царя), который уже достиг неба, может быть враждебность, подобная твоей, из-за несметных магадхских войск, гордых чрезмерною силой? Не пренебрегай другими, о царь, (считая), что нет доблести ни в одном из людей и нет силы, равной тебе и превосходящей (твою), о владыка людей! Пока не известно (миру о другой силе), до тех только пор она будет признаваться за тобою. Поэтому я говорю тебе, о царь, что (сила) эта может быть преодолена нами. Оставь свое высокомерие и гордость перед равными тебе, о повелитель Магадхи, не отправляйся в обиталище Ямы вместе со своими сыновьями, советниками и войсками. Дамбходбхава, 46 Картавирья, Уттара 47 и Брихадратха — все эти цари погибли вместе со своими войсками, из-за того что пренебрегли превосходящими их. Мы, желающие освободить от тебя (захваченных царей), на самом деле не брахманы. 48 Я — Хришикеша, 49 (прозываемый также) Шаури, а эти оба героя среди мужей — сыновья Панду. Мы вызываем тебя, о царь! Сразись стойко с нами, о повелитель Магадхи! Или освободи всех (заточенных тобою) царей. Не отправляйся в обиталище Ямы!

Джарасандха сказал:

Я не держу в заточении никаких царей до того, как они побеждены мною. Кто среди побежденных может вновь подняться (на меня)? Кто Здесь еще не побежден мною? Говорят, о Кришна, что это законное ремесло кшатрия: проявив доблесть и подчинив своей власти (другого), поступать с ним как заблагорассудится. Предназначив царей (для принесения в жертву) божествам, о Кришна, как я могу сегодня из страха освободить их, помня об обете кшатриев? Я буду сражаться с войском против войска, расположенного в боевом порядке, или один на один, один против двух или один против трех одновременно или в одиночку.

Вайшампаяна сказал:

Сказав так, царь Джарасандха, желая сразиться с героями, вершителями страшных подвигов, повелел тогда возвести на престол (сына своего) Сахадеву. И когда наступил (день) сражения, о бык из рода Бхараты, царь вспомнил о двух полководцах Каушике и Читрасене, которые в мире раньше прозывались людьми Хансой и Дибхакой, и имена эти были чтимы всеми в мире людей. А владыка Шаури, о царь, верный данному слову, властитель Ачьюта, первейший среди тех, кто исполнен самообладания, сокрушитель Мадху, помня, что тому царю, наилучшему из сильнейших, обладающему доблестью, равной доблести тигра, о тигр среди мужей, одаренному на земле страшным могуществом, предопределено судьбою быть убитым другим (а не им самим), следуя повелению Брахмы, не пожелал он, младший брат Халаюдхи,50 сам убить Джарасандху.

Так гласит глава двадцатая в Сабхапарве великой Махабхараты.