Сабхапарва Глава 19

Васудева сказал:

Вот, о Партха, великая и прекрасная (столица) Магадхи, расположенная на благоприятном месте, изобилующая скотом и водой, украшенная красивыми дворцами, свободная от всяких бед. Пять больших гор: Вайхара, Вараха и Вришабха, а также Ришигири, о милый, и пятая, прекрасная Чайтьяка,28 — все они с высокими вершинами, покрытые прохладно (тенистыми) рощами, связанные друг с другом, словно защищают совместно город Гиривраджу. Они как бы скрыты лесами деревьев лодхра,29 концы ветвей которых покрыты цветами, и эти леса благоуханны и усладительны, приятны для влюбленных. Это здесь благородный Гаутама, суровый в обетах мудрец, произвел от женщины-шудры, дочери Уши-ары,30 — Какшивана и других сыновей. И потомки Гаутамы после его кончины (пребывают) в том месте; они чтят магадхский род из-за доброго расположения (Гаутамы) к царям. И могущественные цари из Анги, Ванги и других стран, некогда прибыв в обитель Гаутамы, благоденствовали там, о Арджуна! Посмотри, о Партха, на эти чарующие рощи (деревьев) прияла 31 и прекрасные (рощи деревьев) лодхра, раскинувшиеся вблизи обители Гаутамы. Здесь (жили некогда) змеи Арбуда и Шакравапин,32 каратели врагов, здесь было превосходное обиталище змеев Свастики и Мани.33 Эту страну магадхов не смеют избегать облака ради Мани, ибо Каушика 34 и Маниман 35 проявили (к ней) свою благосклонность. А Джарасандха намеревается осуществить свои непревзойденные цели. Мы же тем не менее, напав на него, сегодня собьем с него спесь.

Вайшампаяна сказал:

Когда он так сказал, все братья, наделенные великой силой, — Варшнея и оба пандавы — подступили к столице Магадхи. И они подошли к неприступной Гириврадже, переполненной довольными и сытыми людьми, принадлежащими к четырем кастам, к городу, где (всегда) происходят празднества. Подойдя затем к воротам города, они (не вошли в него), а устремились к высокой горе Чайтьяке, почитаемой потомками Брихадратхи и городскими жителями. Это здесь Брихадратха напал на быка, поедавшего бобы. Убив его и поломав (вокруг множество) бобовых стеблей, он велел сделать три литавры 36 и, обтянув их его шкурой, установил их в своем городе. Там эти литавры, усыпанные небесными цветами, издавали (протяжный) звук. И (братья) осадили вершину горы Чайтьяки: желая убить Джарасандху, они как бы уже наступили ему на голову. Обрушившись на эту неподвижную, огромную, высокую, древнюю и хорошо известную вершину, всегда чтимую венками и гирляндами (цветов), они своими могучими руками разрушили ее. И тогда, увидев столицу Магадхи, они вошли в нее.

В это самое время домашние жрецы освящали Джарасандху, обнося вокруг царя, восседающего на слоне, пылающий священный огонь. А те в облике соблюдающих обет снатаков, безоружные, но обладающие вместо оружия своими руками, желая сразиться с Джарасандхой, вошли (в город), о потомок Бхараты! И увидели они несравненное великолепие торговых лавок со (всякой) снедью и гирляндами цветов, ломящихся от предметов всякого рода и изобилующих всевозможными богатствами, какие только можно пожелать. И видя те богатства в том торговом ряду, наилучшие из мужей — Кришна, Бхима и Дхананджая пошли по главной улице. Вырвав насильно венки у продавцов гирлянд, они, могучие, все в разноцветных одеждах, в венках и с блестящими серьгами, вошли во дворец мудрого Джарасандхи, как гималайские львы, разглядывающие скотный загон. Руки их, могучеруких, умащенные сандалом и благовонным алоэ, о великий царь, казались подобными каменным столбам. При виде их, подобных слонам, высоких, как стволы дерева шала, 37 с широкою грудью, у магадхов родилось изумление. И те могучие быки среди мужей, пройдя через трое ворот, 38 у которых столпился народ, горделиво подошли к царю. А Джарасандха, поднявшись им навстречу, принял, согласно установленным обычаям, посетителей, заслуживающих воды для омовения ног, медвяного напитка и достойных почитания. И сказал им царь-властитель: «Привет да будет вам!». И так как этот обет его (принимать гостей), о царь, был известен по всей земле, то царь тот, всегда побеждающий в битве, услышав о приходе брахманов-снатаков, даже если это бывало в полночь, выходил к ним навстречу, о потомок Бхараты! Увидев их в необыкновенном одеянии, Джарасандха, наилучший из царей, был изумлен, но принял их с почетом.

А те быки среди мужей, сокрушители врагов, о лучший из рода Бхараты, увидев царя Джарасандху, сказали ему: «Счастье и благополучие да будут с тобою, о царь!». И сказав это царю, о тигр среди царей, они остановились, глядя друг на друга. Тогда Джарасандха, о царь царей, сказал им — ядаве и пандавам,39 переодетым брахманами: «Садитесь!». И все трое мужей-быков уселись, подобные трем бурнопламенным огням, сверкающим красотою. И сказал им Джарасандха, верный данному слову, о Кауравья, 40 порицая за внешний вид: «Мне хорошо известно, что в этом мире людском брахманы, соблюдающие обет снатаков, никогда не носят венков и не умащают свое тело благовонной мазью вне (положенного времени). Вы же (все) в цветах, и на руках ваших отметины от удара тетивы; вы выдаете себя за брахманов, хотя и наделены могуществом кшатриев. Облаченные таким образом в разноцветные одежды и не ко времени украшенные венками и умащенные мазью, скажите правду: кто вы? Правда украшает даже царей. Разрушив вершину горы Чайтьяки, почему вы проникли в наше обиталище не через обычные ворота, не страшась царского гнева? Этот подвиг не согласуется с вашими отличительными признаками. 41 Каково сегодня намерение ваше? — скажите о том. Ведь сила брахмана состоит главным образом в речи. Явившись ко мне таким (необычным) путем, почему не хотите вы принять предложенные нами почести? Какова цель вашего прихода к нам?».

И когда так было сказано, благородный Кришна, искушенный в речи, сказал тогда ответное слово мягким и глубоким голосом: «Обет снатаков, о царь, могут соблюдать брахманы, кшатрии и вайшьи, 42 и у них имеются также особые и обычные правила. Кшатрий, соблюдающий такой обет с применением особых правил, постоянно достигает благополучия. Неизменное благополучие сопутствует также тем, кто украшает себя цветами. Поэтому мы украсили себя цветами. Кшатрий обладает могуществом, сосредоточенным в руках, но не силой, состоящей в речи. Поэтому, о сын Брихадратхи, 43 его речь считается несмелой. Создатель вложил свою собственную силу в руки кшатриев. Если ты, о царь, хочешь ее увидеть, то несомненно увидишь ее сегодня. Благочестивые (люди) всегда входят в дом врага через необычные ворота, а в дом друга — через обычные ворота. (Поэтому путь) через обычные ворота был нами отвергнут. Явившись в дом врага с определенной целью, мы не приняли (предложенных нам) почестей, — знай, что это наш вечный обет».

Так гласит глава девятнадцатая в Сабхапарве великой Махабхарата.