Карнапарва ГЛАВА 63

Санджая сказал:

Увидев, что сражен Вришасена, Вриша, преисполненный скорби и гнева, тотчас излил из очей рожденную скорбью влагу. Затем с глазами, налившимися от ярости кровью, пылкий Карна устремился в своей колеснице на врагов, выкликая Завоевателя богатств на поединок.

Сблизившись, те две их колесницы, сияющие словно солнца и обитые тигровыми шкурами, казались двумя (настоящими) солнцами, ставшими друг против друга. А те два сокрушителя недругов, великих духом бел оконных мужа-солнца, стоя рядом, сияли словно солнце и месяц, (одновременно стоящие) в небесах.

И, видя их — словно бы Индру и (Бали) Вайрочану, изготовившихся к бою за власть над тройственной вселенной, — все живые существа пришли в изумление, о почтенный! Было чему изумиться, наблюдая, как под грохот колес, звон и хлопки о защитный ремень тетив, свист стрел и рев раковин понеслись навстречу друг другу колесницы тех царей, как сблизились их знамена: Карны — со слоновьей подпругой, Носителя диадемы — с обезьяной! Видя, как сходятся те две колесницы, цари издавали боевые львиные кличи и громкие возгласы одобрения, о бхарата!

Прослышав, что (сейчас начнется) их колесничный поединок, все воины повсюду (на том поле) принялись махать руками и крутить (в воздухе) одеждами. Кауравы двинулись к тому месту под звуки музыки, трубя, чтобы ободрить Карну, в громкозвучные раковины. А Пандавы, чтобы ободрить Завоевателя богатств, дружно огласили ревом труб и раковин все стороны света. Герои ударяли себя в грудь, громко восклицали, издавали львиные кличи, хлопали в ладоши — и оттого великий шум стоял всюду (над полем) в миг, когда сошлись Карна с Арджуной!

Те два мужа-тигра, превосходнейшие из колесничных бойцов, стояли, держа в руках мощные луки, на своих колесницах, (снабженных) стрелами, легкими копьями, палицами и прочим оружием. Оба они имели белых коней, оба были облачены в доспехи, препоясаны мечами, украшены морскими раковинами, оба были прекрасны видом и оба владели превосходнейшими колчанами. Тела обоих умащены были красной сандаловой пастой, оба подобны были разъяренным быкам или двум змиям, или двум Ямам-Калантакам. Оба ярились, словно Индра и Вритра (перед боем), оба сияли как Солнце и Месяц, были грозны, будто две великих планеты, столкнувшиеся в конце юги.

Оба они — детища богов, оба богоподобны, богоравны обликом; и вот они сошлись, два мужа-тигра, Карна — с Арджуной! Оба вооружены превосходнейшим оружием, оба многоопытны в битвах; и когда они похлопывали себя по бокам, звук долетал до самого небесвода! Оба, прославленные деяниями своими, силой и доблестью, они, сойдясь вместе, были подобны сошедшимся в битве Шамбаре и Царю бессмертных!

Оба в бою равны были Картавирье или сыну Дашаратхи; оба отвагой подобны Вишну, в бою не уступали Бхаве! У того и у другого, о царь, были превосходнейшие колесницы, влекомые белыми конями; у обоих были могучие, искуснейшие возничие! При виде тех двух сияющих великолепием колесничных бойцов (даже) сонмы сиддхов и чаранов преисполнились изумления, о великий царь!

И вот сыны Дхритараштры со своими войсками поспешно окружили то украшение поля битвы — великого духом Карну, о бык-бхарата! Тогда же и Пандавы, возглавляемые Дхри-штадьюмной, охваченные боевым восторгом, обступили со всех сторон не имеющего равных себе в бою, великого духом Партху. И твои в той битве, о владыка народа, (как в игре), сделали ставку на Карну, а Пандавеи в бою поставили все на Партху.

Одни стали участниками Собрания, а другие — зрителями; каждый сделал свою ставку, и теперь ему неминуемо суждена была либо победа, либо поражение. И началась между теми двумя игра, сулящая либо победу, либо, напротив, (поражение) стоящим среди бранного поля нашим и Пандавам.

Те двое, прирожденные бойцы, стоя на поле брани, кипели ненавистью и жаждали одолеть друг друга, о великий царь! Стоя лицом к лицу, оба они, словно Индра и Бритра, чаяли погубить друг друга и были столь же грозны обликом, как две обильно дымящиеся кометы.

Тут между существами, (обитающими) в поднебесье, начались взаимные раздоры, громкие споры пошли из-за Карны и Арджуны, о бык-бхарата! Обитатели всей вселенной, всего пространства, о почтенный, разделившись, примкнули к той или иной из сторон. Боги, данавы, гандхарвы, пишачи, змеи и ракшасы —все они в миг схватки Карны с Арджуной разделились на враждебные партии.

Небо, о владыка народа, со всеми созвездиями приняло сторону Карны, а бескрайняя земля, как мать за сына, вступилась за Партху, o бхарата! Реки, моря и горы, деревья и травы встали на сторону Увенчанного диадемой, о достойнейший из людей! Асуры, ятудханы и гухьяки, а также птицы, обитатели небес, присоединились к Карне, о притеснитель недругов! А все драгоценности и сокровища, (четыре) Веды с пятою при них — акхьяной, с Упаведами и Упанишадами, с тайными поучениями и сводами знаний, Васуки, Читрасена, Такшака и Упатакшака, все горы, все отпрыски Кадру с их потомством, все гневные, налитые ядом змей-наги — встали за Арджуну. Все потомки Айраваты, Сурабхи и Вайшали, все кольчатые (змеи) встали за Арджуну, а мелкие змеи— за Карну. Все волки, все хищники, все чистые звери, дваждырожденные среди зверей — все эти, о царь, уповали на победу Карны.

Васу, маруты, садхьи, рудры, вишвы и оба Ашвина, Агни, Индра, Сома, Павана и десять сторон света пошли к Завоевателю богатств, а адитьи — к Карне. Боги вместе с питарами и ганами были за Арджуну; Яма, Вайшравана и Варуна тоже пошли к Арджуне; сонмы богов, брахманов, царей и святых мудрецов встали за Пандаву, и гандхарвы во главе с Тумбуру тоже примкнули к Арджуне, о царь!

Правей с маунеями, сонмы гандхарвов и апсар, слоны с волками и тиграми, (люди,) пешие и на колесницах, мудрецы, путешествующие на облаках и в (потоках) ветра, — все они собрались туда, чтобы наблюдать схватку Карны с Арджуной. Боги, данавы, гандхарвы, змей-наги, якши и птицы, постигшие суть Вед великие святые мудрецы, вкусители поминальной пищи — предки-питары, Подвижничество и Знание, волшебные снадобья, различного вида небесные светочи — все они, о великий царь, висели в поднебесье, производя большой шум. Брахма, сопровождаемый брахмическими мудрецами и праджапати, также прибыл туда, стоя вместе с Бхавой на волшебной колеснице.

Увидев Самосущего Праджапати, приблизились к нему боги: «О боже, да поделят два этих мужа-льва победу поровну!» Слышавший эти их слова Магхаван тоже поклонился Прародителю: «Не допусти, чтобы весь мир погиб вместе с Карной и Арджуной! Повели так, о Самосущий: пусть эти двою поделят победу поровну! Пусть будет так! Кланяюсь тебе, снизойди к мольбе моей, о владыка!».

Тут Брахма и Ишана такое слово молвили владыке Три-десяти (богов): «Пусть непременно достанется победа великому духом Виджае! Он разумев, могуч, опытен в военном деле, обладает сокровищем тапаса, в избытке наделен ратным пылом и без остатка вмещает в себе все «знание лука». Благодаря своему духовному величию он способен преступить начертанное судьбою, пойти ей наперекор, а такое нарушение-неминуемо повлечет за собой гибель всех миров!

Когда два Кришны придут в ярость, они не ведают никаких преград! Ведь эти мужи-быки — творцы всего сущего и несущего! Они — это два древних величайших мудреца, Нара и Нараяна, никому не подвластные, властвующие сами, не ведающие страха, губители недругов! Пусть Карна Вайкартана, муж-бык, доблестный воитель, обретет наилучшие из (посмертных) миров и пусть два Кришны одержат победу! Да попадет Карна в один мир с марутами и Васу, да примет он вместе с Бхишмой и Дроной почести в небесном раю!».

Выслушав сказанное богами богов, Брахмой и Ишанойг Тысячеокий внял их совету и, обращаясь ко всем существамг изрек: «Вы слышали, в чем, по словам этих двух владык, состоит благо вселенной: так пусть и будет, а не иначе! Смиритесь с этим и отриньте гнев!».

Услышав эти слова Индры, все существа, о почтеннейший царь, преисполнились изумления и воздали ему подобающие почести. Премудрые боги излили о небес дождь всевозможных благовоний и затрубили в небесные трубы. Все боги, данавы и гандхарвы явились туда, чтобы наблюдать несравненный колесничный поединок двух мужей-львов, (полюбоваться на) две влекомые белыми конями, снабженные знаменами, оглушительно грохочущие колесницы. А обе те пары первейших во вселенной героев, Васудева с Арджуной и Карна с Шальей, сблизившись, начали трубить в свои раковины, о бхарата! И между теми двумя (героями), соперничающими друг с другом в доблести, началась битва, приводящая в трепет робких, подобная битве Шакры с Шамбарой!

Водруженные на колесницах их столь различные обликом незапятнанно чистые знамена сияли красою и источали средь битвы друг на друга гнев. Прекрасно было знамя Карны «Слоновья подпруга», крепкое, все в дорогих самоцветах, подобное змее или луку Пурандары. А (знаменем) Партхи была превосходнейшая из обезьян, внушающая трепет, с разинутой пастью, с устрашающими зубами: смотреть на нее было трудно, как на солнце! Воспылав жаждой битвы, знамя Обладателя лука Гандивы приблизилось к знамени Карны и с грозным рычанием набросилось на него.

Взлетев, обезьяна стремительно, словно Гаруда —на змея, ударила на слоновью подпругу, (разя ее) клыками и когтями. А слоновья подпруга, выкованная из железа, украшенная дивными колокольчиками, подобная аркану Калы, разъярившись, обрушилась на великую обезьяну. В том несравненном колесничном поединке, явившемся следствием игры в кости, знамена обоих (героев) сами вступили между собою в схватку, а кони их (гневно) ржали друг на друга. Лотосоокий Васудева разил стрелами взглядов Шалью, а тот не сводил глаз с Лотосоокого. И Васудева одолел стрелами взглядов Шалью, а Завоеватель богатств, сын Кунти усмирил взглядом Карну.

С улыбкой обратившись к Шалье, сказал ему так Сын суты: «Если сегодня здесь, на поле боя, сразит меня Партха, скажи прямо, что ты тогда будешь делать, друг мой?»

Шалья сказал:

Если сегодня сразит тебя Белоконный, о Карна, то я собственными руками убью тогда обоих: Пандаву и Мадхаву!

Санджая сказал:

А Арджуна в это время обратился к Говинде, и Кришна, улыбаясь, дал Партхе такой превосходный ответ: «Скорее солнце упадет со своего места (на небосводе), земля расколется на множество кусков, пламя станет холодным, чем Карна сможет сразить тебя, Завоевателя богатств! Но если как-либо такое все-таки произойдет, что равносильно светопреставлению, то я своими руками уничтожу в битве Карну и Шалью!».

Выслушав его, Арджуна, Имеющий на знамени обезьяну, со смехом молвил неутомимому в деяниях Кришне: «Я один управлюсь с обоими: и с Карной, и с Шальей, о Джанардана! Этого Карну, с его знаменем и флажками, с конями, колесницей и Шальей (-возничим), с зонтом и в доспехе, с луком, стрелами и копьями — этого Карну вместе с его конями, колесницей, оружием, доспехом, копьем ты сегодня же увидишь иссеченным в куски моими стрелами на бранном поле! Не утихает мой гнев, (вызванный тем,) что насмеялся он прежде над Кришной! Сегодня ты увидишь, о Говинда: я сокрушу Карну, как взбешенный слон — цветущее дерево! Сегодня ты услышишь радостную весть, о Губитель Мадху! Сегодня, исполнив свой долг, ты успокоишь ту, что родила Абхиманью, возвеселишь Кунти, сестру твоего отца, о Джанардана! Сегодня словами, сладостными как амрита, ты успокоишь Юдхиштхиру, Царя справедливости, и Кришну, лик которой залит слезами, о Мадхава!»

Такова в «Книге о Карне» великой «Махабхараты» шестьдесят третья глава.