Карнапарва ГЛАВА 62

Санджая сказал:

Когда Духшасана был убит, твои сыновья, великие колесничные воины, герои, не отступающие в сражениях, исполнились яда великого гнева. Отважнейшие из них, о царь, вдесятером принялись разить Бхиму стрелами. Кавачин, Нишангин, Папган, Дандадхара и Дханурдхара, а также Алолупа, Шала, Сандха и Ватавега с Суварчасом, потрясенные гибелью брата, разом, все вместе осыпали мощнорукого Бхимасену стрелами. Окруженный со всех сторон стрелами, (посылаемыми) великими колесничными воинами, Бхима, глаза которого были налиты кровью от ярости, был гневен, словно сам Кала.

(Сверкая) золотыми браслетами, Партха десятками остро отточенных быстрых бхалл с золотым оперением разом отправил тех (воинов) в обиталище Ямы. Когда те герои были убиты, войско твое, охваченное ужасом перед Пандавой, бросилось бежать на глазах у Сына суты. Тогда, о могучий царь, видя доблестный подвиг Бхимы, (обрушившегося на кауравов), точно Антака на живущих, Карна сам вступил в великую битву. Шалья, краса собрания (кшатриев), угадав по виду Карны его состояние, обратился к нему, о губитель врагов, о соответствующими времени словами:

«Не печалься, Радхея, не пристало это тебе! Цари бегут, охваченные страхом перед Бхимасеной, Дурьодхана объят смятением, горюя о гибели брата. Разум их помутился, когда великий душой (Бхимасена) пил кровь Духшасаны, и ярость их вытеснена горем. Оставшиеся в живых братья, Крипа и другие, со всех сторон стекаются к Дурьодхане, о Карна! Герои Пандавы и воины, которых ведет с собой Завоеватель богатств, обрели цель: они устремляются к тебе, готовые к бою. Опираясь на свое великое мужество, следуя дхарме кшатрия, выступай же, муж-тигр, навстречу Завоевателю богатств!

Вся тяжесть (ответственности) возложена сыном Дхритараштры на тебя, так неси же ее, о мощнорукий, так, как позволяют тебе твои силы, твое величие. Победишь — вечная тебе слава, будешь повержен — тебе уготованы небеса. Пока ты пребываешь в смятении, о Радхея, твой сын Вришасена неистово нападает на Пандавов».

Выслушав эти слова непомерно могучего Шальи, (Карна) сердцем своим ощутил твердое желание воина — биться (с врагом). Тут Вришасена яростно налетел на Врикодару, когда тот, громя недругов, стоял в своей колеснице, подобный Кале, воздевшему жезл, — с палицею в руке он крушил твоих (воинов). Отважный Накула в гневе напал на сына Карны, (опьяненного) радостью боя, и начал теснить недруга стрелами, словно победоносный Магхаван, вознамерившийся покарать Джамбху.

Затем доблестный Накула стрелою-«бритвой» срезал его знамя с браслетами из раковин, отделанными хрусталем, и бхаллой (рассек) сверкающий лук сына Карны, перевитый золотой лентой. Но сын Карны взял другой быстрый лук и, надежно вооружившись, принялся чудесным могучи^ оружием разить Пандаву Накулу, стремясь отомстить за Духшасану.

Тогда разъяренный Накула, великий душою, стал разить его стрелами, подобными крупным метеорам, а сын Карны, искусный знаток оружия, ответил Накуле своим волшебным оружием. Затем сын Карны, о царь, чудесным оружием сразил всех быстрых, прекрасных, рожденных в Ванаю коней юного Накулы, изукрашенных золотом. Соскочив со своей колесницы с убитыми конями, Накула взял сверкающий восьмилунный щит, опоясал себя мечом, подобным небесам, и, двигаясь плавно, как птица по воздуху, совершая различные передвижения, принялся разить лучших из воинов, коней и слонов.

Сраженные его мечом, они падали наземь, точно (жертвенный) скот во время ашвамедхи, (заколотый) тем, кто на это поставлен. Две тысячи (умащенных) лучшим сандалом, известных, надежных, упоенных боем (воинов) из разных местностей, (сражающихся) за высокое вознаграждение, быстро сразил в одиночку Накула, подступая к тому, кто был его главным (противником).

Но вот сам (Вришасена) налетел на нападающего Накулу, осыпая его со всех сторон стрелами. Израненный Накула, теснимый в схватке, пришел в ярость и ответно стал разить героя своими стрелами. Тогда сын Карны, пронзенный (стрелами противника), исполнившись гнева, послал сразу восемнадцать стрел в героя, который в одиночку, играючи разил отборных воинов — и пеших, и колесничных, а также коней в слонов.

Сын Панду, отважнейший из мужей, ринулся вперед, намереваясь погубить сына Карны, но сын Карны своими стрелами пронзил в великой битве его тысячезвездный щит. Едва (Накула) устремился (к Вршпасене), тот сокрушитель врагов шестью заостренными по краям остро отточенными стрелами быстро рассек его обнаженный грозный острый железный меч с отточенным лезвием, способный выдерживать тяжелую нагрузку, уничтожающий плоть недругов, подобный змее угрожающим видом, а потом острыми, (хорошо) смазанными стрелами сильно ранил (героя) в грудь. Теснимый сыном Карны сын Мадри, кони которого были убиты, на глазах у Завоевателя богатств вспрыгнул на колесницу Бхимасены, точно лев на горную вершину. Заметив, что Накула остался без колесницы, что он изранен стрелами недруга, подавлен (мощью) оружия сына Карны, что меч и лук его разбиты, (к нему на подмогу), пустив коней галопом, на грохочущих (колесницах), управляемых отличными колесничими, о развевающимися на ветру знаменами поспешили колесничные воины (панчалы).

Пятеро славных сыновей Друпады вместе с шестым (воином) — внуком Шини, а также пятеро победителей недругов — сыновей дочери Друпады, воздев свои луки, стрелами, подобными владыке змеев, принялись уничтожать твоих слонов, колесницы, коней и воинов. И тут лучшие из твоих колесничных воинов —сын Хридики и Крипа, Драуни и Дурьодхана, Шакуни, Шука и Врика, Кратха и Девавридха, — (вооруженные) луками, быстро ринулись на них, (стоя) в колесницах, грохот которых был подобен (реву) слона или же грому (тучи).

Лучшие из лучших твоих воинов, тесня одиннадцать доблестных (героев), своими отборнейшими из отборных стрелами остановили (их натиск), но тут против них выступили кунинды на грозно-стремительных, цвета только что появившихся облаков слонах, подобных горным вершинам. Богато снаряженные слоны, рожденные в Гималаях, обильно истекая мадой, несли на себе искусных (наездников), рвущихся в бой, и, покрытые золочеными сетками, напоминали собою тучи, (расцвеченные) молнией. Сын (владыки) Кунинды десятью мощными, выкованными из железа (стрелами) тяжко ранил Крипу, его коней и колесничего, но затем, сраженный стрелами сына Шарадвана, вместе со слоном рухнул на землю.

Тут послышался клич младшего брата сына (владыки) Кунинды: железными копьями, подобными солнечным лучам, он повредил колесницу (Крипы), но в тот самый миг, когда еще не отзвучал его голос, владыка Гандхары снес ему голову. Когда пали те куниндыг возликовали твои (сыновья), могучие колесничные воины. Мощным дыханием наполнили они свои (боевые раковины), рожденные в соленоводном (океане), и с луками в руках ринулись на врага.

И тут снова грянул жестокий и яростный бой между куру и Пандавами, соединившимися со сринджаями, и (полетели) стрелы, мечи, пики, секиры, палицы и боевые топоры, лишая жизни воинов, коней й слонов. Нанося друг другу урон колесницами, конями, слонами и пешими воинами, (герои) падали замертво наземь, напоминая озаряемые молнией, грохочущие тучи, осаждаемые со всех сторон грозными ветрами.

Пока Шатаника разил отрядами могучих слонов, пеших воинов и колесницы твоих (сыновей), а Бходжа уничтожал конницу, (на землю) валились, теряя оружие, сраженные Критаварманом слоны. Еще три слона, настигнутые стрелами Драуни, со всеми воинами, оружием и флагами пали замертво наземь, словно обрушились могучие горные пики, сбитые ваджрой.

Тогда другой младший брат царя Кунинды отборными стрелами ранил в грудь твоего сына (Дурьодхану), но сын твой острыми стрелами иссек его тело и слона. Тот царь слонов вместе о царским сыном упал, обильно окрасившись кровью, точно сраженная ваджрой Владыки Шачи гора красного песчаника, (орошаемая потоками) воды во время дождей.

В этот миг другой слон, направляемый сыном (владыки) Кунинды, снес колесницу Шуки вместе с конями и колесничим, но сам, пронзенный стрелами Кратхй, вместе с погонщиком рухнул, словно гора, пробитая ваджрой. Победоносный властитель кратхов, колесничный воин, сраженный стрелами горца, восседавшего на слоне, упал вместе с луком, конями и колесничим, словно мощное дерево, сломленное ураганом. Двенадцатью стрелами Врика тяжко ранил сидевшего на слоне жителя (Гималаев), царя гор, но тот четырьмя (стрелами) быстро сразил стремительного Врику вместе с конями и колесницей.

Под крепкими ударами стрел сына Бабхру царь слонов упал вместе с погонщиком; сын Девавридхи, раненный, тоже был сбит напавшим на него сыном Сахадевы. Царь Кунинды на слоне, разящем противника бивнями и хоботом, устремился к Шакуни, намереваясь расправиться с ним, и яростно бросился на него, но владыка Гандхары снес ему голову. Мощные слоны, кони, колесницы, отряды твоих пеших воинов, уничтоженные Шатаникой, устилали землю, недвижимые, обращенные в тлен, словно наги, сраженные ветром (от крыльев) Супарны.

Затем сын (царя) Кунинды, смеясь, поразил сына Накулы множеством острых стрел. В ответ Накули стрелой-«бритвой» отделил от тела его голову с лицом, подобным рожденному в воде (лотосу). Тогда сын Карны тремя быстр о летящими острыми стрелами настиг Шатанику, тремя — Арджуну, тремя — Бхиму, семью — Накулу и двенадцатью — Джанардану. Узрев тот подвиг (сына Карны), способного на сверхчеловеческие деяния, возликовали куру и оказали ему почести, шо те, что знали цену доблести Завоевателя богатств, поняли, что он тем самым только подлил масла в огонь.

Когда Увенчанный диадемой, губитель вражеских героев, увидел, что отважнейший из мужей (Накула) лишился в бою коней, он ринулся на Вришасену, расположившегося впереди Сына суты. Словно некогда Намучи на Йндру, налетел в великой битве сын Карны, могучий колесничный воин, на нападавшего (Арджуну), грозного мужа-героя, держащего наготове тысячи стрел. Достойнейший сын Сына суты, чудесным образом ставший сто первым (кауравой), поразил Партху стрелами, испустив клич, словно некогда Намучи, ранивший Шакру. Вришасена грозными стрелами пронзил Партхе предплечье, девятью нанес удар Кришне и вновь десятью стрелами с заостренными наконечниками (поразил) Партху. Тройная морщина ярости прорезала нахмуренный лоб великого духом (Арджуны,) Увенчанного диадемой, и, вознамерившись покарать в бою Сына суты, он испустил стрелы, лишенные наконечников. Увенчанный диадемой мощно послал десять стрел, разя врага непрерывно в средоточия жизни; затем он срезал его лук, обе руки (воина) и, наконец, четырьмя грозными стрелами-«бритвами» (снес) ему голову.

Израненный стрелами: Партхи, лишившись рук, он упал, обезглавленный, с колесницы на землю — словно огромный, пышно цветущий, густолиственный шал, снесенный ветром, (рухнул) с горной вершины. Увидев, что сын его, сраженный стрелами, упал с колесницы, стремительный Сын суты, потрясенный гибелью сына, быстро ринулся на своей колеснице к колеснице Увенчанного диадемой.

Такова в «Книге о Карне» великой «Махабхараты» шестьдесят вторая глава.