Карнапарва ГЛАВА 60

Санджая сказал:

Когда, о царь, колесничный воин Белоконный обратил в бегство куру, Сын суты Карна мощными стрелами принялся громить сыновей панчалов — словно ветер (рассеивал) скопища облаков. Сбив анджаликой с колесницы возничего и убив коней Джанамеджаи, он осыпал бхаллами Шатанику и Сутасому и раздробил их луки. Сын суты поразил шестью (стрелами) Дхриштадыомну, убил в бою его правого коня, а затем, уничтожив коней Сатьяки, сразил сына владыки ке-каев Вишоку. Когда тот юноша был убит, (к месту схватки) устремился полководец властителя кекаев Уградханван и тут же напал на сына Карны Сушену, тяжко ранив его устрашающе быстрыми стрелами.

Тремя стрелами-«полумесяцами» Карна мгновенно отсек (Уградханвану) обе руки и голову, и он, бездыханный, рухнул с колесницы на землю, точно срубленный топорами шал. Внук суты Сушена, словно бы пританцовывая на месте, обрушил на героя из (рода) Шини, кони которого были убиты, острые, прямо летящие стрелы, но тут же сам рухнул, сраженный стрелами внука Шини. Когда погиб сын Карны, душа его исполнилась гнева, и вознамерился он уничтожить (Сатьяки), быка (из рода) Шини.

Со словами: «Ты убит, внук Шини!» —он выпустил губительную Для недруга стрелу. Но Шикхандин тремя своими стрелами рассек эту его стрелу, и еще тремя поразил самого Карну. В ответ тот разбил лук и знамя Шикхандина и двумя стрелами настиг самого высокородного (героя). Затем великий духом, суровый, собранный сын Адхиратхи вонзил шесть (стрел) в Шикхандина, срезал голову сыну Дхриштадыомны и острой стрелой поразил Сутасому. Когда, о царь-лев, в ходе яростной битвы пал сын Дхриштадыомны,

Кришна сказал:

«Ряды панчалов тают. Ступай же, о Партха, и уничтожь Карну!».

Тогда прекраснорукий (Арджуна), отважнейший среди мужей, ликуя, быстро ринулся на своей колеснице к колеснице сына Адхиратхи, чтобы в грозный час стать опорой для тех, кого громил предводитель колесничных воинов. Со страшным звоном натянул он Гандиву, сильно ударяя ладонью по тетиве, и внезапно (все вокруг) потемнело от стрел: это (Арджуна) принялся истреблять слонов, коней, колесницы и колесничных воинов (недруга). Следом за ним на своей колеснице в бой вступил Бхпмасена, охраняя с тыла первого героя (битвы) Пандаву. Оба царевича (Накула и Сахадева), оставив тех врагов, с которыми сражались, также спешно устремились на своих колесницах к Карне.

А между тем Сын суты учинил великое побоище, истребляя сомаков. Он уничтожил сонмища колесничных воинов, коней и слонов, покрыв стрелами стороны света. Уттамауджас и Джанамеджая, яростные Юдхаманью и Шикхандин, соединившись с Паршатой, кличем бросили вызов Карне, осыпая его стрелами. Те пять колесничных воинов-панчалов вместе с (другими) прекрасными (бойцами) ринулись на Карну Вайкартану, но не смогли сбросить его с колесницы, как (не могут) индрии (лишить) стойкости того, кто совершенен душой. Рыча словно лев Карна иссек стрелами их луки, знамена, флаги, колчаны, коней и колесничих и пятью ранил (самих героев). Отчаяние охватило воинов: казалось, земля с горами и деревьями вот-вот расколется от звона лука (Карны), рука которого (не уставала накладывать)- стрелы на тетиву, сея смерть среди нападавших.

Сын Адхиратхи, мечущий стрелы из туго натянутого лука, подобного луку Шакры, был схож в поединке с пламенеющим солнечным диском, сияющий ореол которого был окружен гирляндой лучей. Двенадцатью острыми стрелами он поразил Шикхандина, шестью -Уттамауджаса, тремя — Юдхаманью и по три быстрых (стрелы) послал в Сомаку и сына Паршаты. Те пять великих колесничных воинов, губителей врагов, поверженные в той великой битве Сыном суты, оказались бездейственны, словно объекты индрий, отринутые человеком, подчинившим себе атман.

Тогда сыновья Драупади ринулись спасать своих дядей по матери, ибо те тонули в океане (могущества) Карны, точно купцы в море, когда их суда терпят крушение. Колесницы (царевичей и послужили) им крепко сбитыми лодками, (на которых они смогли выбраться) из того океана. Затем (Сатьяки), бык среди потомков Шини, острыми стрелами рассек множество стрел, направляемых Карной, и, ранив Карну железными заостренными {стрелами), восемью поразил твоего старшего сына. Крина и Бходжа, а также твой сын и сам Карна принялись теснить (Сатьяки) острыми (стрелами), и тот достойнейший из ядавов сражался с ними четырьмя, словно владыка дайтьев с властителями сторон света.

Звеня натянутым до отказа изогнутым луком, из которого непрерывным дождем сыпались стрелы, Сатьяки был еще более недоступен (для недругов), чем полуденное солнце на осеннем небе (для глаз). Губители врагов панчалы, надежно вооруженные колесничные воины —все вместе снова направились к своим колесницам, чтоб охранять героя из (рода) Шини в великой битве, подобно тому как сонмы марутов (охраняли) Шакру в бою с врагами.

И тут меж твоими воинами и их недругами разгорелась грозная битва, гибельная для колесничных воинов, слонов и коней, —таким был некогда (бой) между богами и асу-рами. Колесничные и пешие воины, кони и слоны метались, осыпаемые всевозможным оружием, сталкиваясь друг с другом, истребляя своих же, и с отчаянными криками падали замертво. Меж тем твой сын, младший брат царя, бесстрашно ринулся на Бхиму, осыпая его стрелами. Врикодара тоже стремительно бросился ему навстречу, подобно льву, когда тот кидается на крупного (оленя) руру.

И тут меж ними завязалась нечеловеческая схватка, подобная той, что была между Шакрой и Шамбарой; ставкой для игроков (в этой игре) была сама жизнь, ярость рождали друг в друге оба грозных (соперника). Жестоко избивали они друг друга губительными для плоти, ярко блистающими стрелами и были подобны двум впервые истекающим мадой, (бьющимся) из-за слонихи мощным слонам, сердца которых полонил Манматха. Врикодара двумя стрелами-«бритвами» быстро разбил лук и знамя твоего сына, вонзил стрелу ему в лоб, а его вознице снес голову с плеч. Тогда царевич, взяв другой лук, двадцатью стрелами поразил Врикодару и сам принялся править конями, продолжая изливать на Бхиму дождь прямо летящих стрел.

Такова в «Книге о Карне» великой «Махабхараты» шестидесятая глава.