Карнапарва ГЛАВА 59

Санджая сказал:

Но тут в бой против (воина) с лучшей из обезьян на стяге, едущего на быстрых конях, выступили (остальные) девяносто героев, колесничных воинов куру. Эти мужи-тигры окружили в бою Арджуну, мужа-тигра, но Кришна направил своих украшенных золотом, покрытых жемчужными попонами стремительных белых коней в сторону колесницы Карны. Когда Завоеватель богатств, громя недругов, устремился к колеснице Карны, на него тотчас же, обрушивая ливни стрел, ринулись колесничные воины-саншаптаки.

Острыми стрелами настиг Арджуна каждого из спешивших к нему девятидесяти героев вместе с их колесничими, луками и знаменами, и они пали (наземь), сраженные разной формы стрелами Увенчанного диадемой, подобно тому как сиддхи (низвергаются) с небес вместе с виманами, когда иссякают их благие заслуги. Тогда против Пхальгуны, первого среди бхаратов, бестрепетно выступили (воины)-куру на колесницах, слонах и конях, о лучший из куру!

Завоеватель богатств ринулся наперерез мощной яростной рати твоих сыновей, которая, не меча оружия, направила (против него) отборных слонов. Но вот могучие лучники куру принялись осыпать потомка Куру пиками, мечами, копьями, дротиками и секирами, топорами и стрелами, однако Пандава своими стрелами отразил эту взметнувшуюся лавину оружия, направленную куру,— точно солнце (прорезало) тьму своими лучами. Тогда по приказу твоего сына на ста тринадцати слонах, истекающих мадой, с тыла напали на Партху млеччхи.

Они осыпали Партху, стоявшего в колеснице, (стрелами) карни и палика, пиками, копьями и дротиками, кампанами и бхиндипалами. Но Пхальгуна острыми бхаллами и стрелами-«подумесяцами» отразил лавину оружия, которую, ликуя, обрушили юные (воины), восседавшие на слонах. Мощными стрелами, помеченными различными знаками, он (разил) слонов с флагами и наездниками — так (Индра) дробил горы ваджрами.

Настигаемые стрелами с золотым оперением огромные слоны в золоченых гирляндах падали замертво, словно (рушились) горы, пылая огнем. Мощно звенел Гандива среди крика людей, конского ржания и рева слонов, о владыка народов! Раненые слоны разбегались в разные стороны, и кони, лишившись своих седоков, уносились, о царь, в десяти разных направлениях. Тысячи колесниц без коней и колесничих выглядели, о великий царь, подобно граду гандхарвов.

Было видно, как мечутся всюду конные всадники, о великий царь, настигаемые стрелами Партхи. В то самое время Пандава явил мощь своих рук, один одолев в сражении конницу, слонов и колесничных воинов.

И тут, о царь, бык-бхарата, Бхимасена, увидев, что Увенчанный диадемой окружен могучей трехчастной ратью (кауравов), прервал бой с несколькими твоими колесничными воинами из тех, что еще уцелели, и стремительно ринулся к колеснице Завоевателя богатств. Тогда, завидев, что Бхима спешит (на помощь) брату, твои воины, большинство которых пало от рук Арджуны, в страхе бросились прочь.

Неутомимый Бхима, вооружившись палицей, принялся добивать в великом сражении быстрых коней, которых еще не успел уничтожить Арджуна. Стремительно обрушивал Бхима устрашающую, словно ночь конца света, сокрушающую людей, слонов и коней грозную свою палицу, способную сокрушить крепостные валы вместе со сторожевыми башнями и воротами, на людей, коней и слонов, и погубила она, о достойный, множество всадников и коней. (Сколько) воинов в железных и медных доспехах, (сколько) коней положил Пандава своей палицей! С (предсмертными) криками они падали замертво наземь. Затем, покончив с отрядом слонов, могучий Бхимасена вновь поднялся на свою колесницу и двинулся вслед за Арджуной.

Вражеское войско, разгромленное, преследуемое постоянно оружием (Пандавов), застыло в растерянности, о великий царь, многие (воины-кауравы) покинули поле боя. Увидев, что воинство (недруга) нерешительно в замешательстве застыло на месте, Арджуна осыпал его стрелами, способными выжечь все живое. Когда смертоносные стрелы Арджуны стали разить в великом бою колесничных воинов, коней и слонов куру, в их рядах поднялся отчаянный крик.

С громкими воплями ужаса твои воины жались друг к другу, кружась на месте, как огненное колесо. Твое пылающее войско в пробитых стрелами доспехах утопало в крови, напоминая (видом) заросли цветущей ашоки. Узрев отвагу Савьясачина, все куру пришли в отчаяние, (опасаясь) за жизнь Карны; понимая, что им не устоять в бою против натиска стрел Цартхи, куру повернули вспять, повергнутые Владыкой лука Гандивы. Они прекратили бой с Партхой, истребляемые его стрелами, и в ужасе бросились врассыпную, громко взывая к Сыну суты. Партха же ринулся следом за ними, рассыпая многие сотни стрел на радость вои-нам-Пандавам во главе с Бхимасеной. А сыновья твои, о великий царь, устремились навстречу колеснице Карны, ибо для них, тонущих в пучине (бедствий), Карна один был островом (спасения).

О великий царь! Куру, точно лишенные яда змеи, приникли к Карне в страхе перед Владыкой лука Гандивы. Подобно тому как все живое, подвластное карме, испытывая ужас перед смертью, ищет опору в дхарме, так и твои сыновья, трепеща перед великим душою Пандавой, возлагали надежды лишь на могучего лучника Карну, о бхарата, владыка людей! И Карна сказал утопающим в крови, подавленным ужасом , (воинам), страдающим от стрел: «Не страшитесь! Приблизьтесь ко мне!» Видя, что твоя рать полностью сломлена могуществом Партхи, Карна натянул свой лук и замер, полный

решимости разгромить недругов, а затем на глазах у Савьясачина снова напал на панчалов.

В ответ (цари), хранители земли, глаза которых (от ярости) были подобны кровавой ране, мгновенно обрушили на Карну лавины стрел, подобно тому как тучи (обрушивают) на землю (потоки дождя). Но следом за тем тысячи стрел, пущенных Карной, лишили жизни (многих) из панчалов, о достославный, лучший из живущих! И тут, о владыка народов, между Сыном суты и избиваемыми им панчалами, жаждущими уничтожить недруга ради друга, разгорелся великий бой.

Такова в «Книге о Карне» великой «Махабхараты» пятьдесят девятая глава.