Карнапарва ГЛАВА 57

Санджая сказал:

Меж тем, о великий царь, Арджуна, разгромив войско (недруга) и пустив по земле кровавый поток, несущий мясо, кости и мозг, увидел в великой битве яростного Сына суты и сказал Васудеве, о муж-бык, такие слова: «На ратном поле виднеется стяг Сына суты, о Кришна, (воины) во главе с Бхимасеной сражаются с великими колесничными воинами (кауравов). Панчалы бегут, трепеща перед Карною, о Джанардана! Вот царь Дурьодхана ярко блистает под сияющим белым зонтом: он обратил в бегство панчалов, сломленных Карной. Охраняют царя Крипа, Критаварман и могущественный Драуни, находящиеся под защитою Сына суты. Мы не добили их, и они уничтожат сомаков!

А вот, о Кришна, красуется в колеснице Шалья: искусно держа поводья, он правит колесницей Сына суты. Направь же туда (нашу) мощную колесницу — именно там сосредоточены все мои помыслы. Я ни за что не вернусь назад до тех пор, пока не уничтожу в сражении Карну, иначе Радхея на наших глазах, о Джанардана, истребит без остатка и Партхов, и великих колесничных воинов сринджаев!».

Тогда Кешава стремительно направил колесницу к твоему войску, (готовый) к колесничному поединку Савьясачина с великим лучником Карной. Когда по воле Пандавы (Арджуны) мощнорукий Хари тронулся в путь, сам (вид) его колесницы повсюду внес успокоение в ряды Пандавов.

Гром колесницы, на которой Пандава (вступил) в бой, о достойный, был подобен (звону) ашани Васавы или (рокоту) бурного потока. Мощно гремя колесницей, воистину доблестный Пандава Виджая, чья душа беспредельна, ринулся к твоему войску. Царь мадров (Шалья), завидев знамя великого духом Белоконного, приближавшегося вместе с Кришной, своим колесничим, сказал, обращаясь к Карне:

«Вот близится в колеснице, громя в бою недругов, тот, о ком ты спрашиваешь с нетерпением, Карна,— то Белоконный (Арджуна), и колесничим у него — Кришна. Каунтея стоит, касаясь лука Гандивы. Если ты уничтожишь его теперь же, то будет благом для нас! Войска сыновей Дхритараштры всюду бегут, (испытывая) страх перед Арджуной, стремительно громящим многочисленных недругов. Я вижу, как, минуя всех воинов, Завоеватель богатств устремляется прямо к тебе: именно так развернут его корпус. Пылающий гневом, обуянный жаждою боя Партха ни с кем не вступит (в сражение), кроме тебя, тем более посыле того, как ты нанес поражение Врйкодаре. Увидев, что Царь справедливости остался без колесницы, что он тяжко ранен, узнав, (что стало) с Шикхандином, Сатьяки, Паршатой-Дхриштадыомной и сыновьями Драупади, а также с Юдхаманью,

Уттамауджасом и с двумя его братьями, Накулой и Сахадевой^ яростный Партха, глаза которого красны от гнева, один на своей колеснице быстро направляется к тебе, исполненный стремления уничтожить всех лучников, о губитель врагов!

Он спешно обходит нас, минуя без сомнения наши рати; выступи против него, о Карна, ибо нет здесь иного (достойного Арджуны) лучника! В этом мире, среди тех, что владеют луками, я не вижу иного (воина), кроме тебя, который сдержал бы в бою яростного Арджуну, точно берег — (разлив вод). Не видно, чтобы (кто-нибудь) охранял его с тыла или с бокову смотри —он приближается к тебе в одиночку— (не упусти же) своей удачи! Только ты способен противоборствовать в поединке обоим Кришнам, это твой долг, о Радхея! Так выступай же навстречу Завоевателю богатств! Так же как Бхишма, Дрона, Крипа и Драуни, ты достойный соперник Савьясачина в колесничном бою.

Останови же Пандаву (Арджуну), одолей, о Карна, Завоевателя богатств — эту змею с высунутым жалом, этого ревущего быка, этого затаившегося в логове тигра! Владыки земли, сыновья Дхритараштры, могучие колесничные воины, стремительно без оглядки бегут с поля боя в ужасе перед Арджуной, и нет человека, кроме тебя, который бы мог развеять страхи бегущих, о доблестный Сын суты! Все куру, собравшись вокруг тебя, своего прибежища в битве, уповают на твою защиту, о муж-тигр! Так выступи же навстречу Пандаве и Васудеве Варшнее, любимому Увенчанным диадемой, яви, о Радхея, свою отвагу, благодаря которой побеждены тобой в битве непобедимые вайдехи, амбаштхи, Камбоджи, нагяаджиты и гандхары!»

Карна сказал:

Теперь ты в обычном для тебя состоянии, о мощнорукий Шалья, и согласен со мной в этот час; выглядишь ты лишенным страха перед Завоевателем богатств. Полюбуйся теперь на силу моих рук, посмотри, как я искусен: я один уничтожу великую рать Пандавов вместе с обоими Кришнами, тиграми средь мужей! Истинно я говорю тебе: я не вернусь с поля брани, если не одолею обоих героев! Даже если мне суждено уснуть (вечным сном), приняв смерть от их рук — ведь удача в бою переменчива, — либо я достигну своей цели, погубив их обоих, либо сам погибну (в сражении). Как мы слыхали, до сих пор в мире не было воина, равного Партхе, лучшему среди колесничных воинов. Теперь мне предстоит с ним сразиться. Смотри, каково мое мужество в суровом бою! Сын царя кауравов, отважнейший из колесничных воинов, едет на колеснице, (влекомой) быстрыми конями, (и кто знает), не несет ли он мне погибель! Ведь с гибелью Карны наступит конец всем.

Усеянные шрамами мощные руки царского сына не покрываются потом и не дрожат, он тверд в обращении с оружием, искусен и скор на руку — не существует воина, равного Пандаве! Он мечет, точно одну, великое множество (стрел) с оперением канки, истребляя царей; его меткие (стрелы) бьют на расстоянии кроши — так есть ли на земле такой воин, который может сравниться с ним?!

Превосходнейший колесничный боец, стремительный Пандава, имея союзником Кришну, насытил (в Кхандаве) Пожирателя жертв. Великий духом Кришна получил там свой диск, а мощнорукий Пандава Савья-сачин, чья душа не знает тревоги, (принял) от Уносящего жертвы лук Гандиву, прекрасную громкозвучную колесницу, запряженную белыми конями, а также два дивного вида не-иссякающих колчана вместе с небесным оружием.

В мире Индры он истребил неисчислимые (полчища) дайтьев и всех калакеев и получил там раковину Девадатту —так кто же, скажите, превыше его на земле?! Достойнейший (воин) умилостивил Махадеву, когда тот (явился ему) воочию в суровом бою, и получил (от него) великое грозное оружие Пашупату, способное сокрушить тройственную вселенную. Тогда же Хранители мира, собравшиеся все вместе, вручили ему каждый свое оружие неизбывной мощи, которым он покарал в бою всех асуров-калакханджей, львов среди мужей. А в городе Вираты он один на своей колеснице одолел нас всех вместе, захватил в битве стада скота и отобрал одеяние у великих колесничных воинов.

Вот какого героя я вызываю на бой: среди (других) достоинств он наделен отвагой, соратник его — Кришна, и охраняем он тем беспредельно отважным Кешавой, самим несравненным Нараяной! Десятков тысячелетий не хватит, чтоб рассказать всеми мирами вместе взятыми о достоинствах великого духом Джвдпну, (в котором явлен миру) Вишну и сын Васудевы с мечом, диском и раковиной в руке. Тревога и страх одолевают меня, когда я вяжу обоих Кришн на одной колеснице. Оба великих колесничных воина отважны, искусны, тверды в обращении с оружием, оба наделены сокрушительной мощью —вот каковы Пхальгуна и Васудева, о Шалья; так кто же иной, кроме меня, сможет выступить против (них).

В бою я умерщвлю их обоих, или же те двое Кришн уничтожат меня». После таких слов, обращенных к Шалье, губитель недругов Карна издал (боевой) клич, подобный (грохоту) тучи. Вместе с твоим сыном, приняв от него почести, приблизился он к героям куру и обратился с речью кмощноруким Крипе и Бходже, к царю Гандхары и его младшему брату, к сыну наставника (Дроны), своему младшему брату, а также ко всем остальным воинам —как пешим, так и восседающим на слонах:

«Налетайте на Ачьюту с Арджуной, преградите им путь, быстро со всех сторон сожмите их в плотное кольцо, так, чтобы я, о владыки земли, тотчас же смог без труда уничтожить их, когда они будут тяжко изранены вами!» — «Да будет так», — отвечали отважнейшие из героев. Спешно ринулись они к Арджуне, исполненные желания погубить его, но Арджуна поглотил их в битве, словно могучий многоводный океан — большие и малые реки.

Врагам не удавалось уследить, как он нацеливает и как мечет свои отборные стрелы; пронзенные стрелами Завоевателя богатств падали замертво воины, кони, слоны. Словно люди с больными глазами на солнце, кауравы были не в силах поднять глаза на Джаю, пламенной мощью подобного солнцу конца юги, лучи которого — стрелы, а завораживающий диск — Гандива. Крипа, Бходжа и сам твой сын, меча стрелы, ринулись на него, но Пандава стремительно и мощно рассек в великой битве те отборные быстрые стрелы своими, меткими и смертоносными, пробив (каждому из недругов) грудь тремя стрелами. Арджуна-солнце, полным диском которого был натянутый до отказа Гандива, сжигал врагов жгучими лучами-стрелами, подобный Сурье в ореоле сияния между Шучи и Шукрой.

Но вот сын Дроны пронзил Завоевателя богатств десятью и Ачьюту — тремя острыми стрелами, затем четырьмя отборными стрелами ранил четырех коней (Арджуны) и обезьяну (на его знамени). В ответ Завоеватель богатств тремя стрелами (рассек) трепещущий от напряжения лук Драуни, стрелою-«бритвой» (снес) голову его вознице, четырьмя (стрелами свалил) четырех его коней и тремя сшиб знамя о его колесницы. Исполненный ярости, тот взял другой туго натянутый лук, изукрашенный золотом, самоцветами и алмазами и сверкающий точно кшгъцо Такшаки, подобный огрюмшюму змею, (обрушивающемуся) с горы.

Драуни, (воин) высоких достоинств, бросил на землю (разбитое) оружие и, укрепив тетиву на том луке, с близкого расстояния принялся разить отборными стрелами достойнейших непобедимых мужей, стоящих в одной колеснице. Крипа, Бходжа и твой сын ринулись на Партху, слювно тучи на Гонителя тьмы, но тот своими стрелами (рассек) лук Крины вместе со стрелой, (сбил) его знамя и (убил) коней и колесничего. Под крик твоего сына пламенный (Арджуна) стрелами расколол его знамя и лук, а следом за тем убил превосходных коней Критавармана и срезал его стяг.

Он быстро расправился со слонами и колесничным войском, с конями ж колесничими, (ломая) луки и (сбивая) знамена, так что твоя огромная рать оказалась разметанной, точно мост, снесенный (бурными) водами. И тут Кешава на колеснице Арджуны быстро совершил апасавью вокруг потрясенных недругов. Тогда другие рвущиеся в бой воины на добротно оснащенных колесницах с устремленными ввысь знаменами снова ринулись на стремительно мчавшегося Завоевателя богатств, словно (асуры) на Совершителя ста жертвоприношений, вознамерившегося уничтожить Вритру. Тут Шикхандин, Шайнея

и Близнецы, великие колесничные воины, обойдя колесницу Завоевателя богатств, преградили путь недругам, разя их острыми стрелами и издавая грозные кличи.

И вот отважнейшие среди куру и сринджаи в ярости принялись истреблять друг друга меткими яркопламенными стрелами — так некогда бились асуры с лучшими из богов. Падали (замертво) рвущиеся к победе (воины) на слонах, колесницах и конях, лелея надежду оказаться на небесах, о губитель врагов! Они издавали громкие кличи и мощно разили друг друга метко нацеленными стрелами. Из-за темноты, (порожденной обилием) стрел, которые (метали) один в другого могучие духом лучшие из воинов в этом великом бою, не (видно) было, о царь, ни небосвода, ни одной из десяти сторон света, и даже сияние солнца заволокло мраком.

Такова в «Книге о Карие» великой «Махабхараты» пятьдесят седьмая глава.