Карнапарва ГЛАВА 56

Дхритараштра сказал:

Что же сказали, о Санджая, Дурьодхана и Саубала, когда (наши) войска были повержены в битве Бхима-сеной? (Что сказал) Карна, первый из победителей, а также (другие) мои воины — Крипа и Критаварман, Драуни и Духшасана? Безмерно удивительным кажется мне тот подвиг сына Панду, ибо Радхея несомненно сдержал свой обет перед воинами397. Погубитель недругов Карна для всех куру — прибежище, защита, опора, надежда на жизнь, о Санджая! Что совершил в бою Карна, имя которому — Радхея, сын Адхиратхи, когда увидел, что неизбывно могучий Каунтея разгромил (наше) войско? (Как поступили) мои непобедимые сыновья и цари, могучие колесничные воины? Расскажи мне все это, о Санджая, ведь ты — искусный (рассказчик)!

Санджая сказал:

В послеполуденный час, о великий царь, пламенный Сын суты принялся истреблять сомаков на глазах у Бхимасены, а необычайно могучий Бхима стал теснить войска сыновей Дхритараштры. Когда Карна увидел, что мудрый Бхимасена обратил в бегство его воинство, он повелел своему колесничему:

«Вези меня к панчалам!»—и могущественный царь жадров Шалья направил стремительных белых коней к чедн, панчалам и карушам. Сокрушитель вражеских полчищ Шалья проник (в самую глубину) их войска и повернул, ликуя, коней туда, куда повелел полководец (Карна). Завидев его покрытую тигровой шкурой колесницу, подобную туче, Пандавы и панчалы преисполнились трепета, о владыка народов! И вот послышался в великом бою грохот той колесницы, подобный грому Парджаньи, будто раскололась гора.

Сотнями острых стрел, выпускаемых из (натянутого) до самого уха (лука), Карна сотнями и тысячами принялся сокрушать воинов Пандавов, но тут его, вершащего в бою сверхчеловеческий подвиг, окружили великие лучники, могучие колесничные воины Пандавов. Шикхандин, Бхима и Дхриштадыомна Паршата, Накула, Сахадева и сыновья Драупади вместе с Сатьяки ливнями стрел преградили Радхее путь, стремясь его уничтожить.

Доблестный Сатьяки, достойнейший из мужей, двадцатью острыми стрелами поразил Карну в ключицу, Шикхандин пронзил Карну в бою двадцатью пятью стрелами, Дхриштадьюмна — пятью, сыновья Драупади — шестьюдесятью четырьмя, Сахадева — семью, а Накула — сотней стрел. Затем могущественный гневный Бхимасена девятью (стрелами), гладкими в сочленениях, поразил в схватке Радхею прямо в ключицу.

Тогда наделенный величайшим могуществом сын Адхиратхй Радхея, смеясь, натянул превосходнейший из лукев и принялся метать острые стрелы, терзая (недругов), каждого из которых он поразил пятью стрелами. Муж-бык (Карна) разбил лук и знамя Сатьяки и ранил его в грудь девятью стрелами, но тут яростный Бхимасена, губитель врагов, пронзил (Карну) тридцатью стрелами и тремя поразил его колесничего. Однако муж-бык (Карна) в мгновение ока лишил колесниц сыновей Драупади, и это было подобно чуду. Обратив их вспять, отважный (герой) своими гладкими в сочленениях стрелами принялся избивать панчалов и великих колесничных воинов чеди.

Но истребляемые в бою чеди и матсьи, о владыка народов, ринулись на Карну, обрушивая стрелы лавинами, а Сын суты, могучий колесничный воин, разил их (ответно) острыми стрелами. Я видел, о бхарата, тот удивительнейший (подвиг) Карны, когда пламенный Сын суты один, о великий царь, мощно громил в битве противостоящих ему героев и лучников, остановив стрелами Пандавов. Ловкостью Карны, великого духом, были довольны, о бхарата, вое боги и сиддхи и высочайшие святые мудрецы.

Тогда сыновья Дхритараштры, великие лучники, оказали почести Карне, лучшему из мужей, величайшему из великих колесничных воинов, первому из всех лучников. И тут, о великий царь, Карна наслал огонь на войско врага — словно мощный пожар, охвативший сушняк, запылал в пору жары. Непрестанно истребляемые Карной (воины) Пандавов при виде могущественного Карны в страхе бросились бежать с поля брани.

Громкий крик поднялся в великом бою среди панчалов, избиваемых острыми стрелами, пущенными из превосходного лука Карны. Напуганное их криком могучее воинство Пандавов, недругов Карны, поняло, что воин (ведет) бой один, и тут Радхея, губитель врагов, явил высочайшее чудо, так что Пандавы все вместе не могли уследить за ним, сражающимся в одиночку.

Как поток разбивается, натолкнувшись на крепчайший из утесов, так было сметено войско Пандавов, столкнувшееся с Карной. Мощнорукйй Карна, о царь, исторгая пламя, точно бездымно горящий огонь, противостоял в бою могучей рати Пандавов. Своими стрелами тот герой, о великий царь, легко отсекал героям руки, головы и уши с качающимися серьгами. Слоновьи бивни, рукояти (оружия), мечи, знамена, палицы, коней и разного рода колесницы, а также флаги и опахала, колесничные оси, оглобли, упряжь и ярма на сотни частей рассекал Карна, верный, о царь, воинскому обету.

Казалось, что на аемле, о бхарата, некуда было ступить: она (была сплошь покрыта) комьями окровавленного мяса умерщвленных Карной коней и слонов. Из-за множества убитых коней, слонов, пеших воинов и (сокрушенных) колесниц нельзя было разобрать, где ровное место, а где — неровность; ни свои, ни вражеские воины не различали друг друга: все поглотила жуткая тьма, (которую породили) стрелы, (посланные) оружием Карны.

Упорные могучие колесничные воины, о великий царь, были сплошь унизаны золочеными стрелами, пущенными из лука Радхеи, а Карна вновь и вновь громил великих колесничных воинов Пандавов, невзирая на их сопротивление. Как разъяренный лев гонит по лесу стада оленей, так многославный Карна (теснил) всюду воинов, уничтожая войска, словно волк — стада мелкого скота. Увидев, что войско Пандавов бежит, сыновья Дхритараштры, великие лучники, бросились следом, издавая грозные кличи, а Дурьодхана, о Индра царей, преисполненный величайшей радости, торжественно повелел всюду играть на различных музыкальных инструментах. Однако великие лучники панчалы, лучшие из мужей, хоть и были неоднократно громимы, вновь возвратились, как подобает героям, заставляя отступить саму смерть.

Многих из доблестных (воинов), что вернулись (и приняли) бой, погубил, о великий царь, муж-бык Радхея, губитель врагов: двадцать колесничных воинов-панчалов и более сотни (воинов) чеди и других было убито, о бхарата, яростным Карной. Опустошая колесницы и конские седла, оставляя сотни слонов без наездников и обращая вспять пеших воинов, Сын суты, гневный сокрушитель недругов, разъезжал (по ратному полю), (являя собой) воплощение Калантаки, недоступный для взгляда, точно полуденное солнце.

Но вот великий лучник Карна, сокрушитель вражеских полчищ, погубивший (множество) воинов, коней, слонов и колесниц, замер на месте, о великий царь! Могучий колесничный воин, уничтоживший сомаков, стоял в одиночестве, как стоял бы могущественный Кала, истребив сонмы живых существ.

И тут мы стали свидетелями необычайной доблести панчалов: избиваемые Карной, они не покинули сердцевины боя. Царь (Дурьодхана) и Духшасана, Крипа, сын Шарадвана, Ашваттхаман, Критаварман и Шакуни, сын Субалы, сотнями и тысячами губили воинство Пандавов. Два сына Карны —два брата, воистину отважные (воины), —всюду громили могучих панчалов, о Индра царей!

И (с новой силой) разгорелся тогда суровый и гибельный великий бой. Доблестные Пандавы, Дхриштадьюмна и Шикхандин и гневные сыновья Драупади в ярости принялись истреблять твое войско. Вот как случилось, что Пандавы всюду понесли урон в бою, но и твои воины тоже (пострадали), столкнувшись с могущественным Бхимой.

Такова в «Книге о Карие» великой «Махабхараты» пятьдесят шестая глава.