Карнапарва ГЛАВА 55

Санджая сказал:

Заслышав грохот колесниц и львиные кличи (воинов), Арджуна повелел Говинде: «Гони побыстрее коней!» Выслушав слова Арджуны, Говинда отвечал ему: «Быстрее быстрого помчусь я туда, где находится Бхима!» Яростные мужи-львы на колесницах, конях и слонах с отрядами пеших воинов, оглашая землю и стороны света свистом стрел, грохотом колесных ободов и (топотом) копыт, ринулись к Джае, приближавшемуся на своих конях цвета снега или морской раковины, покрытых золочеными попонами с жемчугом и драгоценными камнями. Видом своим (Джая) напоминал жестоко разъяренного Индру богов, взявшего в руки ваджру, чтобы одолеть стремящегося его уничтожить Джамбху.

И тут между ними и Партхой грянула суровая, великая битва, губительная для тел и жизней (воинов), (кровью смывающая) грехи; такой была некогда (битва) за владычество над тремя мирами между асурами и победоноснейшим богом Вишну. Увенчанный диадемой один острыми стрелами-«бритвами» и стрелами-«полумесяцами» рассекал летящее в него лавиной всевозможное оружие, (снося) головы многим и многим (из недругов). Зонты, опахала из буйволиных хвостов, знамена, коней, колесницы, соединения пеших воинов и слонов (разили стрелы Арджуны), и (все) это рушилось на землю бесформенными грудами, точно деревья, сломленные ветром.

Могучие слоны с золочеными попонами, украшенные победными гирляндами и флагами, и воины на них были унизаны стрелами с золотым оперением, сияя точно горы, охваченные пламенем. Пронзая слонов, колесницы, коней отборными стрелами, схожими с ваджрою Васавы, (Арджуна) быстро продвигался вперед, горя желанием уничтожить Карну, словно некогда Владыка марутов, (вознамерившийся) сокрушить Балу.

И вот мощнорукий муж-тигр, о губитель врагов, врезался в войско сутов, точно макара в океанские (воды). Завидев его, о царь, множество твоих воинов на слонах и конях вместе-с колесничными и пешими воинами ринулось навстречу Пандаве. Громкие кличи испускали те, что устремлялись, к Партхе, — словно рокотали воды разбушевавшегося океана. Великие колесничные воины, отринув страх за свою жизнь словно тигры налетели в бою на мужа-тигра, но Арджуна, точно Мощиый вихрь — облака, рассеял рать нападавших (воинов), которые ливнями сеяли стрелы. Могучие воины-лучники, объединившись, обошли Арджуну строем своих колесниц и вновь принялись разить его острыми стрелами, но Арджуна стрелами же отправил тысячи колесничных воинов, слонов и коней в обиталище Ямы.

Истребляемые в бою стрелами, слетающими с лука Партхи, великие колесничные воины в страхе пытались укрыться где попало. Четыреста героев, великих колесничных воинов, упорных (в битве), низверг острыми стрелами Арджуна в обиталище Ямы. Избиваемые в бою острыми стрелами, несущими различные знаки, они перестали осаждать Арджуну и в ужасе пустились бежать в разные стороны. Громко кричали бегущие (воины) головных отрядов войска, словно мощный поток — благо тебе! — дробился о гору.

После того как Арджуна Партха рассеял стрелами и заставил бежать (твое) войско, достойный, он развернулся и двинулся прямо к воинству сутов. Мощно звучал его клич, когда он ринулся на врагов, словно некогда Гаруда, бросившийся на змея. Услышав этот клич, могущественный Бхимасена преисполнился высочайшей радости, горя желанием свидеться с Партхой. Заслышав, что приближается Партха, пламенный Бхимасена, презревший (страх) за собственную жизнь, продолжал, о великий царь, громить твое войско.

В стремительности подобный ветру, быстротой схожий с порывом ветра, Бхима, пламенный сын Ветра, мчался как ветер, и войско твое распалось, громимое им, как прохудившаяся лодка в океане, о великий царь, Индра царей, владыка народов! Являя мощь своих рук, грозными стрелами Бхима громил твое войско, стремясь отправить его в обиталище Ямы, о бхарата, и воины, столкнувшись со сверхчеловеческой мощью Бхимы в бою, дрогнули, будто перед Калой на исходе юги.

И тут, о бхарата, бык среди бхаратов, увидев, что грозно-могучие (воины) сметены Бхимасеной, великий лучник, царь Дурьодхана, так повелел всем своим воинам и охране: «Убейте Бхиму! Если он будет повергнут, то, я полагаю, (тем самым) будет погублено все войско (Пандавов) без остатка».

Послушные приказу твоего сына цари со всех сторон обру-шили на Бхиму потоки стрел. Множество слонов, колесниц и рвущихся к победе пеших воинов окружило Врикодару, о царь, Индра царей, и герой, окруженный теми героями, воссиял точно месяц среди созвездий, о царь, лучший из бхаратов! Прекрасный обликом (Бхима), лучший среди мужей, блистал в сражении, словно Виджая, а цари, о великий царь, все как один продолжали извергать потоки стрел — яростные, с глазами, красными от гнева, они стремились погубить Врикодару. Тяжкий урон нанес Бхима могучему войску своими гладкими в сочленениях стрелами, а затем покинул поле боя — словно рыба (ушла) из сети (обратно) в воду.

Уничтожив десять тысяч не отступающих (в битве) слонов, две сотни тысяч и еще двести воинов, погубив пять тысяч коней и сто колесниц, Бхима, о бхарата, породил реку, водами которой была кровь, илом — кровавые (сгустки), а водоворотами—(обломки) колесниц. Вместо крокодилов эта (река) кишела (убитыми) слонами, вместо рыбы— (телами) воинов; подобны акулам были (мертвые) кони, а волосы казались водорослями и травой. (Эта река) несла великое множество драгоценных камней, и отсеченные руки напоминали Индр среди змеев, (отрубленные) бедра — аллигаторов, костный мозг — ряску, (отсеченные) головы — скопления валунов, а (разбитые) луки—(траву) каша. (Воды этой реки) были усеяны стрелами, палицами, булавами и стягами, увлекая отряды (павших) в бою воинов в обиталище Ямы. Вот какую реку мгновенно породил муж-тигр (Бхимасена), и была она подобна грозной Вайтарани, через которую не суждено переправиться тем, что несовершенны душой.

Куда бы ни направлялся сын Панду, лучший из колесничных воинов, всюду разил он воинов сотнями тысяч. И тогда, увидев, какой подвиг совершил в бою Бхимасепа, Дурьодхана, о великий царь, обратился к Шакуни с такими словами: «Одолей же в бою, дядюшка, могущественного Бхимасену! Если он будет повергнут тобой, мне можно считать покоренной всю великую рать Пандавов». Тогда, о могучий царь, в окружении братьев (-кауравов) выступил пламенный сын Субалы, готовый к великому бою.

Приблизившись в битве к грозно-отважному Бхиме, герой воздвигся на его пути, точно берег на пути (океана), прибежища Макаров, но Бхима, остановленный было его острыми стрелами, ринулся ему навстречу. Шакуни направил свои заточенные на камне стрелы с золотым оперением прямо ему в грудь, в левую ее сторону, о Индра царей, и, пробив золоченый панцирь, стрелы его, великого духом, снабженные перьями цапли и павлина, впились в (тело Бхимы), о великий царь! Тяжко раненный в битве Бхима, о царь бхарата, внезапно послал в Саубалу отделанную золотом стрелу, но ловкорукий Шакуни, могущественный губитель врагов, на лету рассек эту грозную стрелу на сотню частей.

Едва упала она на землю, яростный Бхима, о владыка народов с хохотом бхаллой рассек лук Саубалы, но, отбросив разбитый лук, пламенный сын Субалы поспешно взял другой вместе с шестнадцатью бхаллами. Четырьмя из тех бхалл, гладких в сочленениях, сын Субалы настиг колесничего (Бхимы), пятью — самого Бхиму, еще одной срезал его знамя, двумя — зонт, а четыре вонзил в четырех его коней, о великий царь, владыка народов!

Тогда, о могучий царь, пламенный Бхимасена в ярости метнул в него железное копье с позолоченной рукоятью; пущенное рукою Бхимы, оно быстро мелькнуло, словно змеиное жало, и вонзилось в колесницу великого духом Саубалы. Схватив это копье, отделанное золотом, (Шакуни), воплощение ярости, метнул его тут же обратно в Бхимасену, о владыка народов, и, пробив левую руку великого духом Пандавы, оно упало на землю, точно молния, слетевшая с небес.

Всюду вскричали тогда сыновья Дхритараштры, о великий царь, и тот львиный клич стремительных (недругов) был невыносим для Бхимы. Великий мощный колесничный воин поспешно взялся за лук с натянутой тетивой и, отринув (заботы) о собственной жизни, о Индра царей, словно бы в один миг окутал стрелами войско Саубалы.

Отважный (герой), о владыка народов, быстро сразил четверку его коней и колесничего и бхаллою срезал его знамя. Тогда лучший среди мужей (Шакуни) спешно покинул, о царь, свою колесницу с убитыми конями, (тяжко) дыша, натянул лук и не сходя с места, о глазами, красными от ярости, со всех сторон осыпал Бхиму множеством стрел. В ответ пламенный Бхимасена в ярости острыми стрелами быстро рассек лук (Шакуни) и поразил его самого.

Тяжко раненный мощным противником, губитель недругов (Шакуни) полумертвый рухнул на землю, о владыка людей! Тогда, увидав, что он лишился сознания, твой сын, о владыка народов, на глазах у Бхимасены умчал его прочь на своей колеснице. Муж-тигр (Бхимасена) оставался стоять в колеснице, а сыновья Дхритараштры повернули вспять и в ужасе перед Бхимой, гонимые страхом, разбежались в разные стороны. Когда Саубала был побежден лучником Бхимасеной, твой сын Дурьодхана, о царь, сломленный великим страхом, на быстрых конях покинул поле боя, спасая своего дядю. Видя, что царь повернул назад, его воинство, о бхарата, тоже обратилось в бегство, всюду выходя из колесничных поединков.

Едва сыновья Дхритараштры, не знающие себе равных колесничные воины, стали покидать (поле боя), Бхима стремительно ринулся вслед за ними, осыпая их многими сотнями стрел. Истребляемые Бхимой сыновья Дхритараштры, отвратившись (от битвы), добрались до Карны, о царь, и сгрудились вкруг него: наделенный великой отвагой и необычайным могуществом, он был (единственным) их прибежищем. Как мореплаватели, у которых лодка дала течь, счастливы, когда по прошествии времени прибьются наконец к острову, так и твои (воины), о царь, муж-тигр, бык-бхарата, добравшись до Карны, смогли перевести дух, радуясь друг другу, и принялись вновь готовиться к бою, заставив отступить саму смерть.

Такова в «Книге о Карне» великой «Махабхараты» пятьдесят пятая глава.