Карнапарва ГЛАВА 45

Санджая сказал:

В окружении мощного строя (боевых) колесниц Драуни, о царь, стремительно ринулся туда, где находился царь (Юдхиштхира), но доблестный Партха (Арджуна), соратником которого был Шаури, неожиданно преградил путь стремительно мчавшемуся (воину), и словно о берег (разбились волны) прибежища Макаров (океана). Тогда, о великий царь, пламенный сын Дроны в гневе покрыл стрелами Арджуну и (Кришну-) Васудеву.

Великие колесничные воины куру в крайнем изумлении взирали на усеянных (стрелами) обоих Кришн. Тут Арджуна, словно бы развеселясь, привел в действие небесное оружие, но брахман, о бхарата, отразил и его. К какому бы оружию ни обращался в сражении Пандава, стремясь уничтожить (недруга), сын Дроны, великий лучник, тут же разбивал его на части. Пока длился тот наводящий ужас бой оружием, мы, о царь, смотрели на Драуни, в битве подобного Антаке с разверстой пастью.

Покрыв все основные и промежуточные стороны света своими меткими стрелами, тремя из них он ранил Васудеву в правую руку. Тогда Арджуна сразил всех коней этого (воина), великого духом, и обратил поле брани в бурлящий кровавый поток. Падали колесничные воины, сраженные стрелами, пущенными из лука Партхи, разбегались в разные стороны кони, лишившись своих колесничих.

Видя, что творит Партха, украшение битвы, Драуни со всех сторон осыпал в бою (его колесничего) Кришну острыми стрелами. Затем, о великий царь, Драуни угодил стрелою прямо в грудь Арджуне и принялся теснить его в битве. Тяжко раненный в поединке сыном Дроны, о бхарата, тот схватил грозную палицу и метнул ее в Драуни. Но Драуни вмиг расколол на лету эту палицу, отделанную золотом, так что громко вскричали воины, (увидавшие) это. Разбитая, о царь, на множество осколков стрелами потомка Бхарадваджи, упала (палица) на землю, словно гора, снесенная ветром.

Тогда Арджуна десятью стрелами поразил в битве Драуни и бхаллою сбил его колесничего с колесницы. (Драуни) сам взялся править конями, осыпая стрелами обоих Кришн, и тут мы стали свидетелями удивительного деяния Драуни: он сам (одновременно) и направлял коней, и вел сражение с Пхальгуной, так что все воины в битве, о царь, выказали ему почтение.

Когда сын Дроны взял верх в бою над Пхальгуной, Джая стрелами-«бритвами» перерезал поводья коней его колесницы. Кони (Драуни) понесли, гонимые мощью стрел (Арджуны), и войско твое, о бхарата, вновь огласилось (громкими) криками. А Пандавы, одержав победу, стремясь одолеть (противника), ринулись на твое воинство, посылая со всех сторон острые стрелы.

Окрыленные победой (Арджуны) герои-Пандавы, о могучий царь, снова и снова врезались в великую рать сыновей Дхритараштры. И мощное войско, оберегаемое твоими сыновьями, о могучий царь, владыка людей, дрогнуло перед натиском (Пандавов, нападавших) со всех сторон, и (повернуло вспять) на глазах у твоих богато вооруженных сыновей, а также Шакуни, сына Субалы, и Карны, могучего духом. Великая рать твоих сыновей смешалась, и перепуганные воины устремились в разные стороны, о великий царь!

И хотя Сын суты заклинал их непрерывно: «Стойте! Остановитесь!» — воинство было не в силах остановиться, истребляемое великими духом (Пандавами). И тут, о могучий царь, видя, что войско сыновей Дхритараштры повсеместно спасается бегством, сопровождаемое (победными) кличами сурово сжимавших кулаки Пандавов, Дурьодхана будто бы дружелюбно молвил Карне: «Посмотри, о Карна, сколь сурово теснят Пандавы (нашу) рать! Пока ты пребываешь в бездействии, она в ужасе разбегается в разные стороны. Подумай и предприми, что подобает, о мощнорукий губитель недругов! Тысячи воинов, гонимых Пандавами, взывают к тебе в бою, о доблестный муж-бык!».

Радхея, Сын суты, выслушав столь значительные слова Дурьодханы, так сказал царю мадров (Шалье): «Узри мощь моих рук и оружия, о владыка людей! Сейчас я уничтожу в сражении всех панчалов вместе с Пандавами! Направь же (туда) с миром своих коней, о муж-тигр, владыка людей!». С этими словами, о великий царь, пламенный герой, Сын суты, взял свой отличный старинный лук Виджаю, укрепил тетиву и несколько раз потер ее.

И тогда, остановив своих воинов заклятием истины и (угрозой) проклятия, могучий Карна, душа которого непомерна, пустил в ход оружие Бхаргавы. Тут в великом бою взметнулись, о царь, тысячи, миллионы, десятки и сотни миллионов острых стрел. Войско Пандавов оказалось столь густо усыпанным грозными пылающими (стрелами),

снабженными перьями павлинов и цапель, что невозможно было что-либо разглядеть. Громкие вопли ужаса издавали нанчалы, теснимые в битве мощным оружием Бхаргавы, о владыка народов!

Вокруг тысячами падали убитые воины, кони, слоны, (сокрушенные) колесницы, так что земля содрогалась, о царственный муж-тигр! Тревога объяла, о царь, всю могучую рать Пандавов. Лучший из воинов, губитель недругов Карна, в одиночку испепеляя врагов, блистал, о муж-тигр, словно бездымно (горящий) огонь.

Истребляемые Карной панчалы, а вместе с ними и чеди растерянно метались, точно слоны в. пламени лесного пожара. Достойнейшие из людей о муж-тигр, устремляли они на восток свои кличи, слыша, как стенают в страхе и трепете, разбегаясь в разные стороны, те, что в центре сражения. Громкие вопли ужаса походили на крики претов во время потопа, о царь!

Видя, как истребляет (Пандавов) Сын суты, о досточтимый, затрепетали все живые существа, включая даже и животных. Уничтожаемые в битве Сыном суты сринджаи, обезумев (от ужаса), непрерывно взывали к Арджуне и Васудеве, точно к царю претов в городе царя претов. И тут, видя в действии устрашающее оружие Бхаргавы, сын Кунти, Завоеватель богатств сказал Васудеве: «Смотри, о мощнорукий Кришна, сколь велико могущество оружия Бхаргавы, — ничем нельзя уничтожить его в бою. Посмотри, о Кришна, как яростен Сын суты в великом сражении: этот герой, вершащий суровый подвиг, подобен самому Антаке! Неистово погоняя коней, он то и дело бросает взгляды в мою сторону, и я не видел, чтобы Карна поворачивал вспять в ходе боя.

Только пока человек жив, он добивается в бою победы, но (горе ему), если он (терпит) поражение: побежденному, о Хришикеша, (суждена) погибель, ему нечего (надеяться) на победу». Затем Джанардана, понимая, что Карна утомлен боем, тронулся с места, решив повидать Юдхиштхиру, о достойный! И сказал Кришна Арджуне: «Царь (Юдхиштхира) тяжко ранен. Утешь его, о лучший среди куру, а потом ты уничтожишь Карну!».

Тогда по совету Кешавы Завоеватель богатств на колеснице спешно отправился повидаться с царем (Юдхиштхирой), который был изранен стрелами в бою. Отправляясь с намерением встретиться с Царем справедливости, (Арджуна) Каунтея обозрел свое войско и не обнаружил старшего брата.

Вот как было, о бхарата, что Каунтея вступил с сыном Дроны в бой, непосильный для (самого) Владетеля ваджры, и одолел в бою потомка Бхиргу. Одержав победу над Драуни, Завоеватель богатств, владетель грозного лука, неодолимый для недругов, совершив тяжкий, славный, суровый подвиг, вновь оглядел свои войска. Герой Савьясачин, вступив в сражение, ободрял героев, возглавлявших его рать, воздавая хвалу их прежним славным деяниям и укрепляя (тем самым) дух своего колесничного воинства. Не видя на поле брани старшего брата Аджамидху, Увенчанный диадемой, о царь, спешно приблизился к Бхиме и спросил у него: «Что случилось с царем?».

Бхима сказал:

Царь Юдхиштхира, сын Дхармы, удалился отсюда: все его тело истерзано стрелами Карны; хорошо, если он останется жив!

Арджуна сказал:

Так отправляйся же поскорее прямо отсюда к царю и разузнай, что с ним, первейшим из куру. Тяжко раненный стрелами Карны, царь, конечно же, удалился в свои покои283. Стремительный (воин), он был жестоко изранен Дроной во время ночного боя, но оставался в строю, уповая на победу, пока едва не был сражен Дроной насмерть. А сегодня достойный глава Пандавов был повергнут в смятение Карной. Ступай побыстрее, разузнай тотчас же, как он, о Бхима, а я буду здесь удерживать вражеские полки.

Бхима сказал:

Лучше ты, о достойный, узнай, что с царем, быком-бхаратой. Если же я отправлюсь туда, о Арджуна, то будут говорить обо мне герои: «Испугался (боя)!». На это ответил Арджуна Бхимасене: «Против моего войска выступили саншаптаки, и я не могу отступиться от скопища вражеских ратей, не уничтожив его». Тогда сказал Бхимасена Арджуие: «Положившись на собственную мощь, я буду (один) сражаться в бою против всех саншаптаков, а ты, о отважнейший среди куру, Завоеватель богатств, поезжай (навестить Юдхиштхиру)».

Выслушав в окружении недругов слова брата Бхимасены, на которые трудно было возразить, (Арджуна) тотчас же повелел первейшему из вришнийцев трогаться в путь, чтоб повидать (Юдхиштхиру), лучшего среди куру: «Гони коней, о Хриши-кеша, врезаясь в океан колесниц! Я желаю, о Кешава, повидаться с царем Аджаташатру». Тогда первый среди всех да-шархов, тронув коней, обратился к Бхиме: «Нет для тебя ничего необычного в таком деянии, как то, (что тебе суждено) сегодня, герой! Мы удаляемся (с поля боя), а ты, о Бхима, громи вражеские полки!».

И вот, выставив против врага Бхимасену, губителя недругов, нацелив Врикодару на битву (с саншаптаками), Хришикеша на конях, подобных Гаруде, поспешно двинулся туда, где (находился) царь Юдхиштхира, о Индра царей! Два мужа-героя, отправившись в путь, добрались наконец до царя (Юдхиштхиры). Тот возлежал в одиночестве, и (герои), сойдя с колесницы, приникли с почтением к стопам Царя справедливости. Увидав мужей-тигров, двух - Кришн, что явились к нему целыми и невредимыми и (предстали перед ним) радостно, словно Ашвины перед Васавой, царь (Юдхиштхира), о муж-бык, приветствовал их, как Вивасван — Ашвинов, как наставник — Шакру и Вишну в тот час, когда был повержен великий асура Джамбха. Считая, что Карна повержен, Юдхиштхира, Царь справедливости, голос которого задрожал от радости, торжественно обратился к обоим губителям недругов.

Такова в «Книге о Карпе» великой «Махабхараты» сорок пятая глава.