Карнапарва ГЛАВА 42

Санджая сказал:

Сошлись тогда снова бесстрашные куру и сринджаи; во главе Партхов стоял Юдхиштхира, а наши (войска) возглавлял Вайкартана. Между Карной и Пандавами завязалась жестокая битва, заставлявшая волоски на теле (воинов) вздыматься от ужаса и увеличивавшая (население) царства Ямы.

В той шумной битве, где кровь (лилась как) вода, осталось в живых, о бхарата, лишь несколько героев-саншаптаков. Дхриштадьюмна со всеми царями и Пандавы, великие колесничные воины, налетели на Карну, о могучий царь, но Карна, точно утес — лавину вод, один остановил наступавших в бою (воинов), с ликованием рвавшихся к победе. Столкнувшись с Карной, (ряды) великих колесничных воинов распались — словно водные лавины, налетев на скалу, (устремились) в разные стороны.

И разгорелась меж ними, великий царь, наводящая ужас битва. Яростный Дхриштадьюмна стрелою, сглаженной в сочленениях, ранил Радхею, крикнув ему: «Стой! Остановись!».

Но тот великий колесничный воин напряг тетиву лучшего из луков — Виджаи и, раздробив лук Паршаты вместе со стрелами, подобными ядовитым змеям, девятью стрелами в ярости поразил его самого. Те (стрелы), пробив отделанный золотом досиех великого духом (воина), обагрились его кровью и засверкали как кошениль, о достойный! Могучий колесничный воин Дхриштадьюмна отбросил рассеченный лук, взял другой со стрелами, подобными ядовитым змеям, и семью из них, сглаженными в сочленениях, поразил Карну. И великий лучник Карна, о царь, также ударил по губителю недругов Паршате, врагу Дроны, острыми стрелами.

Но вот разъяренный Карна, о великий царь, владыка народов, метнул изукрашенную золотом стрелу, подобную второму жезлу Мрйтью, но Шайнея тотчас же метко расколов на лету эту грозную видом (стрелу) на семь частей. Увидев, что стрела его разбита стрелами (врага), Карна, о владыш народов, обрушил на Сатьяки густой ливень стрел, но Шини поразил его в поединке семью стрелами и затем послав в него (еще несколько) стрел, отделанных золотом.

И тут еще сильнее разгорелась суровая и удивительная битва, устрашающая глаз и слух, и повсюду, о царь, было на что посмотреть; У всех живущих, о царь, волоски на теле вздымались от уж при виде подвига, (который вершили) в битве Карна и внук Шини. В это самое время к могущественнейшему Паршате сокрушителю недругов, лишающему врагов отваги, а то и самой жизни, приблизился Драуни. Завоеватель богатств (Apджуна) был (в тот миг) далеко, и вот что сказал (Дхриштадьюмне) яростный Драуни: «Стой же, остановись, самоубийца! Тебе не уйти от меня живым!». С словами стремительный герой, могучий колесничный воин, рвущийся (одолеть недруга), бурно осыпал яростно сопротивлявшегося Паршату грозными острыми стрелами, сияют ярким блеском. Но как Драуни, увидев в битве Паршату, TI и Паршата, губитель вражеских героев, увидев в бою Драу! не исполнились радости, о досточтимый: (каждый) подуш что (настал) его смертный час.

Герой Драуни, видя Дхриштадьюмну стоящим на поле брани, испустил яростный вздох, о Индра царей, и ринулся к Паршате. При виде друг друга оба пришли в крайнее возбуждение. И сказал в ту минуту, о великий царь, владыка народов, пламенный, быстрый сын Дроны стоявшему вблизи него Дхриштадьюмне: «Я отправлю тебя в (обиталище) смерти, выродок среди панчалов! И то самое злодеяние, которое ты совершил прежде, погубив Дрону, той же бедой падет теперь на тебя, глупец, раз ты рискуешь сражаться (со мной), лишенный защиты Партхи, вместо того чтоб спасаться бегством. Истинно я говорю тебе!».

На такие слова (недруга) пламенный Дхриштадьюмна сказал: «Ответ тебе даст мой меч, тот же самый, что (достойно) ответил отцу твоему, упорному в битве! Если уж я умертвил Дрону, брахмана лишь по названию, так неужели теперь у меня недостанет отваги уничтожить в бою и тебя?!». С этими словами, о великий царь, неистовый Паршата, военный глава (Пандавов), острой стрелой поразил Драуни. Тогда Драуни, о царь, стрелами, гладкими в сочленениях, яростно покрыл все пространство вокруг Дхриштадьюмны. Ни небосвода, ни сторон света, ни воинов — ничего не было видно вокруг, о великий царь: все было усеяно тысячами стрел.

И тут Паршата на глазах у Сына суты, о царь, снова осыпал стрелами блистающего в битве Драуни. А в это время совершенный обликом Радхея сумел один, о великий царь, остановить (наступление) панчалов, Пандавов и сыновей Драупади, а с ними вместе — распаленного боем Сатьяки, великого колесничного воина.

Но вот Дхриштадьюмна рассек в поединке лук Драуни. Тот отбросил разбитый лук и взялся за другой, быстрый и грозный в сражении, со стрелами, подобными ядовитым змеям.

В один миг, о Индра царей, сокрушил он стрелами лук Паршаты, его копье, палицу, знамя, коней, колесничего и колесницу. (Паршата), лук которого был расколот, кони и колесничий убиты, оставшись без колесницы, выхватил огромный сверкающий меч, (несущий изображения) сотни лун. Но едва (Паршата) соскочил с колесницы, доблестный Драуни, великий колесничный воин, руки которого быстры, а оружие крепко, тотчас рассек в бою бхаллами его (меч), о Индра царей, и было это подобно чуду. Однако великий колесничный воин (Драуни) не смог, как ни старался, одолеть Дхриштадьюмну, о лучший из бхаратов, хотя тот был без колесницы, и кони его были убиты, и лук расколот, и сам он был весь изранен стрелами и (другим) оружием.

Когда отважный Драуни не смог добить стрелами Паршату, он оставил свой лук, о царь, и стал быстро приближаться к (герою). Стремительность великого духом (воина), мчавшегося (на врага), была схожа, о царь, с (быстротою) Гаруды, бросившегося, чтобы схватить величайшего среди змеев.

В тот самый миг Мадхава обратился к Арджуне: «Смотри, о Партха, сколь мощные усилия предпринимает Драуни, чтоб Уничтожить Паршату, и он убьет его несомненно! Спаси, о мощнорукий, карателя недругов Паршату: ведь оказаться в руках Драуни —все равно что угодить в пасть смерти!». С этими словами, о могучий царь, пламенный Васудева погнал коней туда, где находился Драуни, и луноподобные кони, направляемые Кешавой, словно бы выпивая небеса, помчались к колеснице сына Дроны.

А тот, завидев приближающихся героев Кришну и Завоевателя богатств, предпринял, о царь, (еще более) суровую попытку уничтожить Дхриштадьюмну! при виде теснимого недругом Дхриштадьюмны могущественный Партха, о владыка людей, принялся метать стрелы в Драуни. Отделанные золотом стрелы, мощно посылаемые Гандивой, настигнув Драуни, вонзались (в его тело), точно змеи в муравейник. Отважный пламенный сын Дроны, пронзенный теми грозными стрелами, терзаемый оружием Завоевателя богатств, поднялся на колесницу, взял лучший из луков и стал разить Партху стрелами. И в это время доблестный Сахадева, о владыка людей, умчал на своей колеснице губителя недругов Паршату прочь с поля боя.

Арджуна разил стрелами Драуни, о великий царь, но вот разъяренный сын Дроны ранил его в обе руки и в грудь. Тогда гневный Партха метнул в сына Дроны подобную (смертоносному) Времени стрелу, словно второй жезл Калы. Ярко блеснув, вонзилась она в плечо брахмана, и сраженный мощью этой стрелы Драуни, о великий царь, в полном изнеможении, опустился на дно колесницы.

Тут Карна, о великий царь, сложил свой лук Виджаю и, то и дело бросая в бою злобные взгляды на Арджуну, принялся вызывать Партху на колесничный поединок. Затем колесничий (Драуни) на колеснице быстро увез с поля брани сраженного героя, губителя другов. И тут, увидев, что Паршата спасен, а сын Дроны повержен, вскричали панчалы, о великий царь, воинственно сжав кулаки. Послышались звуки тысяч небесных вадитр, раздались львиные кличи видевших это грозное великое чудо. Совершив этот (подвиг), Партха, Завоеватель богатств, сказал Васудеве: «Поезжай, о Кришна, к саншаптакам: мне предстоит еще одно такое деяние!». Выслушав слова Пандавы, Владыка дашархош на украшенной множеством флагов колеснице, быстрой как ветер, как мысль, тронулся в путь.

Такова в «Книге о Карне» великой «Махабхараты» вторая глава.