Карнапарва ГЛАВА 39

Санджая сказал:

Завидев Юдхиштхиру, охраняемого внуком Шини и отважными сыновьями Драупади, Драуни, ликуя, ринулся вперед и осыпал (царя) множеством заточенных па камне грозных стрел с золотым оперением, искусно пользуясь различными способами (метания), чтобы явить свое умение. Знаток оружия, он заполнил небеса своими стрелами, освященными небесным оружием, и окружил ими в битве Юдхиштхиру.

Трудно было что-либо разобрать: (все) покрывали стрелы Драунаяни, весь центр поля битвы был забит его стрелами. Затянувшая небосвод сеть стрел, украшенная золотой бахромой (оперения), казалась, о лучший из бхаратов, висящим в воздухе пологом, и из-за этой сверкающей сети стрел, которая укрывала место сражения, чудилось, будто тень облака (заслонила собой) небосвод, — так он кишел стрелами. Наблюдая подвиг Драуни, мы увидели чудо: его стрелы располагались так, что ничто не могло проникнуть сквозь (их толщу) на землю.

При виде дерзновенной отваги, явленной сыном Дроны, могучие колесничные воины преисполнились удивления, о великий царь! Все цари были не в силах смотреть па него, как пылающее солнце. Даже решительный Сатьяки, как и Пандава, Царь справедливости, а также другие воины не рискнули явить свою отвагу.

Войско (Пандавов) таяло, п тогда сыновья Драупади, могучие колесничные воины, вместе с Сатьяки, Царем справедливости и панчалами, отринув жестокий, смертельный страх, все вместе ринулись на Драунаяни. Сатьяки поразил Драуви двадцатью пятью стрелами, а затем снова ранил его еще семью, отделанными золотом. Юдхиштхира (пустил в Ашваттхамана) семьдесять три стрелы, Пративиндхья — семь, Шрутакарман — три, Шрутакирти — семь, Сутасома — девять, Шатаника — семь. Многие другие герои тоже разили его со всех сторон.

Тогда, разъярившись и (тяжко) дыша, как ядовитый змей, (Апгваттхаман), о царь, поразил двадцатью пятью заточенными на камне (стрелами) Сатьяки, девятью — Шрутакирти, пятью — Су гасому, восемью — Шрутакармана, тремя — Прати-риндхью, девятью — Шатанику, а семью стрелами — сыпа Дхармы. И в каждого из других героев (Драуни) тоже вонзил по две сгрелы, а лук Шрутакирти перерезал острыми стрелами.

Тогда могучий колесничный воин Шрутакирти взял другой лук и поразил Драунаяни тремя, а затем ранил его еще несколькими заостренными стрелами. В ответ, о великий царь-бхарата, Драуни обрушил на войско царей сплошной ливень стрел. Но вот беспредельный душою Драуни, ликуя, послал три стрелы прямо в лук Царя справедливости и разнес его на куски. Тогда (Юдхиштхира), сын Дхармы, взял другой мощный лук и вонзил семьдесят (стрел) в обе руки и грудь Драуни, о царь!

Вслед за тем гневный Сатьяки с громким кличем острой стрелой-«полумесяцем» раздробил лук увлеченного боем Драуни. Когда лук его был разбит, Драуни, сильнейший из сильных, копьем сбил с колесницы ловкого возничего Шайнеи. Затем блистательный сын Дроны взял другой лук, о бхарата, и покрыл ливнем стрел самого Шайнею. Едва колесничий упал с колесницы, кони (Сатьяки) понесли, и было видно, о бхарата, как они мечутся из стороны в сторону по ратному полю. Но (воины) во главе с Юдхиштхирой, меча острые стрелы, ловко осыпали ими, словно дождем, (героя) Драуни, первого среди тех, что владеют оружием. Однако сын Дроны, мучитель недругов, глядя, как приближаются грозные видом (Пандавы), торжествуя, противостоял им в великом бою. Затем могучий колесничный воин Драуни пламенем сотни стрел наслал огонь на тылы войска (Пандавов) — и тут словно пожаром (охватило) лесной сушняк. Войско сына Панду, принимая муки от сына Дроны, пришло в смятение, о лучший из бхаратов, — точно поверхность реки (взволновалась от всплеска) гигантской рыбы.

Те, кто наблюдали этот подвиг Драуни, о великий царь, решили, что Пандавы до единого истреблены сыном Дроны. Но вот Юдхиштхира принялся стремительно теснить великого колесничного воина Драуни. Обуреваемый гневом и неистовством, сказал он тогда сыну Дроны: «Воистину, пег в тебе ни признательности, ни благородства, если ты решился погубить меня, о муж-тигр! Брахману подобает вершить подвижничество, (принимать) дары и заучивать Веды. Натягивать же (тетиву) лука — дело кшатрия, а ведь ты лишь называешься брахманом! Ты и моргнуть не успеешь, о мощнорукий, как я одолею в бою кауравов! Верши же скорее в бою свое дело, ты, брахман лишь по названию!».

Сын Дроны, к которому были обращены эти слова (Юдхиштхиры), о великий царь, усмехнулся и, решив, что так будет лучше, не етал отвечать (царю). Вместо ответа он обрушил на Пандаву в битве лавину стрел, подобный Антаке, разъярившемуся на живущих. И тогда, осыпанный (стрелами) сына Дроны, Партха, о достойнейший, поспешно отступил, покинув свое могучее войско. Едва сын Дхармы Юдхиштхира повернул назад, сын Дроны, о царь, остановившись, предупредил великих духом (воинов), а царь Юдхиштхира, оставив Драуни на поле брани, устремился к твоему воинству, готовясь к суровому подвигу.

Такова в «Книге о Карне» великой «Махабхараты» тридцать девятая глава.