Карнапарва ГЛАВА 37

Санджая сказал:

И тут, в самом разгаре битвы, поглощавшей кшатриев, на ноле брани, о досточтимый царь, оттуда, где Паидава истреблял саншаптаков, косалов и войско Нараяны, послышался мощный звон Гандивы. Яростные саншаптаки, обуреваемые жаждой победы, со всех сторон обрушивали на голову Партхе потоки стрел. Внезапно могучий Партха, лучший из колесничных воинов, в один миг остановил тот ливень и, сокрушая (врагов), о царь, ринулся в самую гущу боя. Сдерживая колесничное войско заточенными на камне (стрелами) с оперением цэпли, Партха сошелся в схватке с великим колесничным воином Сушарманом. Первый среди колесничных бойцов обрушил (на Арджуну) потоки стрел, и саншаптаки тоже противостояли

Партхе в бою. Вот Сушарман, пронзив девятью стрелами Партху, тремя стрелами ранил в правую руку Джанардану, а потом еще одной (стрелой) — бхаллой — поразил его знамя, о досточтимый! Лучшая из обезьян, великое творение Вишваркармана, издала, о царь, мощный рык, своим рычанием приводя в ужас (воинов). Услышав обезьяний рык, встревожилось твое воинство и замерло в великом ужасе. Застывшая неподвижно, о царь, (твоя) рать сияла красой, словно роща Чайтраратха, усыпанная разнообразными цветами.

Но вот, очнувшись, воины обрушили на Арджуну потоки стрел — так облака, о лучший из куру, (обрушивают ливень) на гору. Потом они окружили мощную колесницу Пандавы. Стремительно, с силою вцепляясь в коней, в оба колеса и дышла его колесницы, они издавали, о бхарата, львиные кличи. Одни ухватили за мощные руки Кешаву, другие, о великий царь, набросились, торжествуя, на Партху, стоявшего в колеснице. Но Кешава, (находясь) в центре схватки, лишь тряхнув своими руками, раскидал всех (недругов), точно разъяренный слои — слонов.

Тут яростный Партха, окруженный великими колесничными воинами, видя, что колесница его захвачена и (враги) напали на Кешаву, уложил на месте множество стоявших в колесницах и пеших врагов. Тех. кто приблизился к нему вплотную, он отбросил прочь стрелами, бьющими на близком расстоянии, и так сказал в бою Кешаве: «Смотри, о Кришна мощнорукий, как я тысячами истребляю отряды сашпаптаков, вершащих суровый подвиг! В мире, на всей земле нет человека, кроме меня, о бык-ядава, который смог бы вынести столь яростное нападение на колесницу». С этими словами Бибхатсу наполнил дыханием Девадатту, а Кришна — Панчаджапью. и (звук) их. казалось, заполнил землю и небеса.

Заслышав звук тех боевых раковин, о великий царь, войско саншаптаков пришло в движение, сильно устрашившись. И тут Пандава, губитель вражеских героев, снова и снова пуская в ход оружие «шага», сковал неподвижностью ноги (вражеских воинов), о великий царь! На кого бы (из воинов) ни нацелил в бою Партха (это оружие), сковывая неподвижностью их ноги, те, спеленатые (змеиными оковами), обезножевшие по воле великого духом Пандавы, стали недвижны, о царь, точно созданные из железа. И тогда сын Панду принялся уничтожать неподвижно застывших воинов, как некогда Индра (губил) дайтьев в бою, погибельном для Тараки. Истребляемые в сражении, они выпустили ту лучшую из колесниц и начали ронять все свое оружие. Тогда великий колесничный воитт Сушарман, увидев, что войско его полонил (Арджупа), спешно вызвал оружие «саупарна», о Индра царей! Л тут, о царь, слетелись птицы-супарны, пожирающие

змей, и змеи при виде птиц бросились врассыпную. И войско (саншаптаков), о владыка народов, освободилось от оков на ногах — так солнце, очистившись от скопления облаков, обращает тепло свое на живущих. Освободившись, те воины выпустили множество стрел и тьму (другого) оружия по колеснице Пхальгуны, о досточтимый! Но сын Васавы, губитель вражеских героев, противостоял вражеским воинам, рассекая потоками стрел лавину их мощного оружия.

Но вот царь Сушарман, поразив Арджуну в грудь стрелою, гладкой в сочленениях, пронзил его затем еще гремя стрелами, так что тот, тяжко раненный, бессильно опустился на днище колесницы. Едва сознание вернулось к нему, необъятный душой Белоконный, чьим колесничим был Кришна, спешно обратился к оружию Индры, и тут разом взметнулась тысяча стрел, о досточтимый! Они были видны во всех направлениях (сразу), о царь, уничтожая в бою сотнями тысяч слонов, коней и колесницы. Глубокий ужас вселился в истребляемое войско (кауравов), и не нашлось тогда ни среди отрядов саншаптаков, ни среди гопалов, о бхарата, ни единого человека, который противостал бы Арджуне. На глазах у героев он истреблял могучую рать, но, видя, что она гибнет, те бездействовали (не решаясь явить свою) отвагу. Уложив на поле брани десять тысяч (вражеских) воинов, сын Панду, о царь, блистал словно сияющее бездымное пламя. (Он уничтожил), о бхарата, еще четырнадцать тысяч (воинов) из тех, что остались в живых, а также десять тысяч колесниц и три тысячи слонов. И тут саншаптаки вновь окружили Завоевателя богатств, исполненные решимости вернуть себе победу или же умереть. И начался там, о владыка народов, великий бой между твоими (войсками) и могучим героем Пандавой, Увенчанным диадемой.

Такова в «Книге о Карне» великой «Махабхараты» тридцать седьмая глава.