Карнапарва ГЛАВА 36

Санджая сказал:

Те кшатрии, о великий царь, исполненные взаимной ненависти, принялись истреблять друг друга в сражении, стремясь уничтожить каждый своего противника. Повсюду сошлись строй к строю, о великий царь, множество колесниц, коней, пеших воинов и слонов. Мы видели, как сталкиваются меж собой в ожесточеннейшем бою палицы, железные булавы и плавно скользящие канапы, дротики, копья и бхушунди и отовсюду ливнями, как саранча, обрушиваются стрелы. Плотно сойдясь в схватке, слоны теснили слонов, кони — коней, колесничные воины — колесничных, пешее воинство (билось) о пехотой, а конное — с конницей.

Но вот пешие воины принялись громить колесницы и слонов, колесницы — слонов и коней, а быстрые слоны, о царь, (крушили) в битве три (остальные) части войска. Герои падали замертво, обращая друг к другу (предсмертные) кличи, и грозное поле брани стало похоже на скотобойню. Залитое кровью, о бхарата, оно засветилось, точно покрытая светляками земля в пору дождей. Пестрея мясом и кровью (убитых), будто бы позолоченное, ратное поле напоминало юную смуглую деву, с головы до ног облаченную в белый наряд, расцвеченный шафраном. Головы, отсеченные от тел, сами тела, руки и ноги, сорванные серьги и украшения, ожерелья на нитях, знамена и доспехи лучников грудами валились на землю, о бхарата!

Слоны, сцепившись, остриями бивней раздирали друг друга в клочья; истерзанные бивнями, они, казалось, излучали (кровавое) сияние. Их истекающие кровью тела сверкали, будто одетые минералами горы, оплывающие (во время дождей) потоками красного песчаника. Слоны перехватывали хоботами многочисленные метаемые наездниками копья, нацеленные в противника, иные ломали их на части. Отборнейшие слоны в пробитых стрелами доспехах сияли, о великий царь, подобно горам, освободившимся от туч с приходом зимы. Унизанные стрелами с золотым оперением лучшие из слонов, о досточтимый, сверкали точно горы, вершины которых озаряются метеорами. Иные слоны, подобные горным пикам, сраженные в том бою слонами (противника), рушились наземь словно крылатые горы.

Другие, истерзанные копьями в великой битве, страдая от ран, падали на бегу, (утыкаясь) в землю лбом или корнем хобота. Третьи валились, издавая страшный рев, напоми-пающий львиный рык. Многие замирали, о царь, иные же громко трубили. Настигнутые стрелами кони в золоченых попонах и сбруе валились и затихали, (иные же) разбредались в разные стороны. Некоторых из них, израненных стрелами и копьями, волокло (за упряжкой), и они припадали к земле судорожными движениями.

Сраженные воины громко стенали, (распростершись) на Земле, о досточтимый; иные, видя, как бегут их родичи, отцы и деды перед лицом врага, о бхарата, возглашали один другому свои звучные родовые имена. Отсеченные руки (героев) в золотых украшениях, о великий царь, висели плетьми, подергивались, то падали, то взлетали кверху. Сведенные судорогой, продолжая шевелиться словно извивающиеся змеи тысячами устилали они поле брани. Натертые сандалом руки' подобные змеиным кольцам, влажные от крови, ярко сверкали о владыка народов, как золотые стяги. Жестокая битва шла по всем направлениям, и (воины) бились неузнанные, истребляя один другого. Над ратным полем, покрытым пылью с (потревоженной) земли, от (непрестанного) мелькания оружия нависла тьма, о царь, и стало невозможно разобрать, где тут свои, а где чужие. То был суровый, страшный бой; тут и там струились мощные реки с кровью вместо воды.

Грозные эти потоки, (несущие) отборные луки и стрелы, усеяпные вместо валунов головами, вместо ила и тины — волосами, вместо порогов — костями, а вместо топи, трясины — останками (павших героев), мча лавиною кровь, устремлялись к царству Ямы. Те грозные видом реки, становясь глубже, смывая и унося (все, что встречалось им на пути) в обиталище Ямы, сеяли страх среди кшатры.

To и дело раздавалось рычание (тварей), пожирающих мертвечину, муж-тигр, так что грозное поле битвы напоминало собой город царя претов. Бесчисленными грудами высились всюду обезглавленные тела; насытившись мясом и кровью (убитых), плясали сонмища бхутов. Быстро слетались туда вороны, коршуны, ястребы, принимаясь пить кровь и сосать мозг (погибших), жадно насыщаясь, о бхарата, жиром и костным мозгом, терзая плоть (убитых).

Меж тем, о царь, герои, отринув неодолимый страх, верные своему воинскому обету, отважно вершили подвиги в бою. Являя свое бесстрашие, воины отрядами пересекали усеянное копьями и стрелами (поле брани), где скопились сонмища пожирателей падали. Они окликали друг друга, возглашая, о бхарата. на все стороны свои имена и прозвания, имена своих отцов и родовые имена. Многие воины, о владыка народов, с кличами сокрушали друг друга копьями, пиками и палицами. В том суровом и грозном бою гибло войско кауравов, как (гибнет) в океане развалившаяся лодка.

Такова в «Книге о Карле» великой «Матабхараты» тридцать шестая глава.