Карнапарва ГЛАВА 34

Санджая сказал:

Увидел сын твой (Дурьйодхана), как Пандавы стремительно теснят твое войско, но, сколько ни старался, не сумел криком остановить бегущих. Тогда (левым) крылом с его оконечностью, а также оконечностью правого крыла кауравы, воздев оружие, обрушились в битве на Бхимасену. А Карна, видя, что сыны Дхритараштры бегут без оглядки, погнал своих превосходных коней, белых мастью, как оперенье гуся, в то место, где находился Врикодара. И погоняемые Шальей, украшением битв, те кони, о великий царь, примчали его вплотную к колеснице Бхимасены.

Бхима, увидев, как приближается к нему Карна, распалился гневом и твердо решил убить недруга, о бык-бхарата! Обратился он к отважному Сатьяки и Дхриштадьюмне, внуку Пришаты, с такими словами: «Охраняйте благочестивого царя Юдхиштхиру! Только что на моих глазах чудом избежал он величайшей опасности! На радость Дурьодхане злодей Радхея в моем присутствии иссек (стрелами) все облачение царя! Но сейчас, о сын Пришаты, я утешу (Юдхиштхиру) в его горе! Либо сам сражу Карну, либо он погубит меня в этом грозном сражении, клянусь вам! Теперь вручаю царя вашему попечению: оберегайте его все как один ревностно и хладнокровно!».

Затем мощнодланный (Бхима) огласил громовым львиным ю кличем все стороны света и двинулся навстречу сыну Адхиратхи. Завидев стремительно приближающегося, радующегося предстоящей схватке Бхиму, могучий владыка мадров так сказал Сыну суты: «Гляди, Карна, вот он — яростный, мощнодланный сын Панду! Одного лишь, конечно, желает он: излить на тебя свой давно накопившийся гнев! Никогда еще, даже когда были убиты Абхиманыо и ракшаса Гхатоткача, не видал я (его) столь (яростным), о Карна! В гневе он способен противостать всем трем мирам; этот его ослепительно-грозный облик сравним только с пламенем конца мира!».

Едва успел владыка мадров сказать это Радхее, как приблизился к Карне, о царь, пылающий гневом Врикодара. Видя уже вблизи от себя радующегося предстоящей схватке Бхиму, Радхея, усмехаясь, так отвечал Шалье: «Все, что ты, о могучий царь народа мадров, сказал мне сейчас о Бхимасене, без сомнения истинно. Да, Врикодара — герой, доблестный воин, гневлив, непревзойден по силе, не дорожит он ни телом, ни самой жизнью! Когда-то в столице Вираты он, скрытый под чужой одеждой, из любви к Драупади умертвил голыми руками, притаившись в засаде, Кичаку со всеми его приспешниками! Сегодня же, облаченный в доспехи, воодушевленный гневом, он готов схватиться в гуще битвы даже со Смертью, занесшей свой жезл! Давно лелею я такое заветное желание, что либо я сражу Арджуну в битве, либо Завоеватель богатств сразит меня; и уже сегодня оно исполнится благодаря моей схватке с Бхимой! Ведь если будет убит Бхимасена или останется без конницы, то тогда выступит против меня сам Партха, о чем я только и мечтаю! Решай же скорее, как, ты считаешь, нужно сейчас поступать?»

На эту речь великого духом Радхеи отвечал Шалья Сыну суты такими словами: «Вот и встретился ты, мощнодланный, с могучим Бхимасеной, а уничтожив его, доберешься затем и до Пхальгуны! То, что издавна было твоим заветным, лелеемым в сердце желанием, все это непременно сбудется, поверь мне!» Выслушав Шалью, Карна вновь обратился к нему, побуждая его к действию, с такими словами: «Мне ли суждено сразить Арджуну в битве, суждено ли Завоевателю богатств убить меня — как бы то ни было, ты, обратив свои помыслы к битве, поспешай вперед, вперед!» И вот Шалья, о владыка народа, устремил колесницу вперед, навстречу теснящему рать кауравов великому лучнику Бхиме.

В тот миг, когда схватились Карна с Бхимой, раздался, о Индра царей, оглушительный рев боевых труб и барабанов. Пылая гневом, могучий Бхимасена острыми, сверкающими (на солнце) железными стрелами принудил твое неодолимое войско бежать во всех направлениях. И закипела на том бранном поле шумная, грозная, яростная битва между Карной и Пандавой, о владыка народа! В первый миг, о Индра царей, потеснил Карну Пандава.

Встречая его натиск, Карна, (он же) Вриша, Вайкартана, чей дух необъятен, преисполнился гнева и железной стрелой поразил его в самую середину груди, а затем осыпал его также ливнями других стрел. Несмотря на раны, нанесенные ему Сыном суты, Бхима тотчас окутал Карну своими стрелами; девятью стрелами, острыми и сглаженными в сочленениях, поразил он недруга.

Но Карна одной стрелою рассек по самой середине его лук; а когда противник остался без лука, то поразил его в середину груди железной, остро отточенной стрелой, способной пронзить любую преграду. Взял тут Врикодара новый лук и, умея выбирать наиболее уязвимые цели, поразил остро отточенными стрелами Сына суты в самые средоточия жизни, а затем издал громогласный клич, от которого, казалось, содрогнулась земля. А Карна ударил в него двадцатью пятью (блестящими на солнце) железными стрелами; так слона, беснующегося в период истечения мады, забрасывают в лесной чаще пылающими факелами.

И тогда, желая убить Сына суты, Пандава, одушевленный гневом, с глазами, налившимися кровью от обуявшей его ярости, наложил на тетиву своего превосходного, мощного, способного (метать сколь угодно) тяжелые (стрелы) лука такую стрелу, которая могла бы расколоть даже горы.

Затем тот великий лучник, превосходящий (стремительностью отца своего) Ветер, растянул в гневе до самого уха тетиву своего мощного лука и выпустил ту стрелу, надеясь убить ею Карну. Та пущенная могучим (героем) стрела, звучащая (в полете) словно ваджра и ашани, поразила средь битвы Карну, как удар ваджры обрушивается на гору. И предводитель воинства, Сын суты, пораженный (той стрелой) Бхимасены, о продолжатель рода Куру, распростерся, лишившись сознания, на днище своей колесницы.

Тут владыка мадров, видя, что украшение битв, Карна, Сын суты, лишился чувств, на колеснице вывез его из боя. После же того как Карна был сражен, Бхимасена обратил в бегство огромную рать сынов Дхритараштры, словно Индра — воинство данавов!

Такова в «Книге о Карне» великой «Махабхараты» тридцать четвертая глава.