Карнапарва ГЛАВА 25

Дурьодхана сказал:

Вот как случилось, что этот Великий бог, Прародитель всей вселенной исполнял должность колесничего в то время, как Рудра был колесничным бойцом. Так и должно быть, чтобы возничий был еще более доблестен, чем колесничный боец. Потому ты, о муж-тигр, правь в этой битве конями!

Санджая сказал:

Тут губитель недругов Шалья, царь мадров, обняв сына твоего Дурьодхану, молвил ему, довольный, такое слово: «Коли таковы помыслы твои, о царь, сын Гандхари, любезный взору, то я готов исполнить все, что тебе любо! О всяком деле, к какому окажусь пригоден, буду радеть всем сердцем, о бха-рата; возложу на себя бремя твоих забот! А все то, что я, стремясь к одному лишь благу, сказал тут о Карне, приятного или неприятного, простите мне это, и Карна, и ты, почтенный!».

Карна сказал:

Как Брахма — Ишане, как Кешава — Партхе, так и ты, о царь мадров, споспешествуй нам, неустанно радея о нашем благе!

Шалья сказал:

Самоунижение и самопоклонение, обращенные к другому

хула и хвала — вот четыре вида поведения, неподобающего благородным. Но то, что я сейчас скажу, хоть и сопряжено с самохвальством, призвано возрастить в тебе доверие ко мне: так и восприми это, о мудрый! По хладнокровной исполнительности, по знаниям, умудренности, по умению найти выход из затруднения я мог бы, о владыка, подобно Матали, быть возничим и у Шакры! И когда ты сразишься, о безупречный, на бранном поле с Партхой, ведь это я буду погонять твоих коней; так не тревожься ни о чем, о Сын суты!

Такова в «Книге о Карне» великой «Махабхараты» двадцать пятая глава.