Карнапарва ГЛАВА 23

Санджая сказал:

Почтительно приблизился сын твой, о великий царь, к царю мадров и, исполненный дружелюбия, сказал ему такое слово: «О причастный великой доле! Верный обетам! Возраститель печали недругов! О царь мадров, отважный в битвах, вселяющий страх во враждебные рати! Ты слышал, красноречивейший, что сказал Карна: из всех этих царей-львов избирает тебя! А потому — на погибель Партхам и для блага моего соизволь, о наилучший из колесничных бойцов, охотно исполнить обязанности возницы!

Нет на свете другого, кто мог бы как ты, почтенный, управляться с поводьями его колесницы; так храни же от всех опасностей Карну, как Брахма хранил Шанкару108! Как Кришна, искуснейший из держателей поводьев, — друг Партхи, так и ты от нападения с каждой из сторон оберегай Радхеи! Бхишма, Дрона, Крипа, Карна, ты, о почтенный, и отважньш Бходжа, Шакуни — сын Субалы, сын Дроны и я — вот (быпа главная) наша сила, и мы поделили между собой врагов, предводитель ратей, на девять частей. Нет уже доли Бхишмы и великого духом Дроны; превзойдя положенные им доли, эти двое истребили и моих врагов. Оба эти престарелых мужа-тигра убиты с помощью обмана; совершив небывалые подвиги, они ушли отсюда на небеса, о безгрешный! Многие другие мужи-тигры из нашего войска, совершавшие, не щадя сил, невиданные деяния, сраженные в битве врагами, расставшись с жизнью, также ушли с поля брани на небо.

Мощнодланный Карна, величайший колесничный боец во вселенной, один, не считая тебя, о муж-тигр, остался радеть о нашем благе, и в нем, о владыка мадров, заключена теперь вся моя надежда на победу!

Поскольку колесницей Партхи правит сам Кришна, то Партха благодаря ему надежно защищен в битве, о царь; ты свидетель тому, какие совершил он деяния. Никогда еще прежде Арджуна не сокрушал так в битве неприятелей; ныне, о владыка мадров, что ни день, мы видим, как он обращает их в бегство. Но за Карной и за тобой, о блистательный, остаются еще ваши доли, и их вы с Карной совместными усилиями истребите в бою! Как погибает мрак, о почтенный, когда явятся Сурья и Аруна, так да сгинут Каунтеи вместе с панчалами и сринджаями! Карна — лучший из колесничных бойцов, ты — лучший из возничих, и во всем свете не найти подобной вам пары! Как Варшнея в любых напастях оберегает-Пандаву, так и ты, почтенный, храни в битве Карну Вайкартану! Если ты станешь при нем возничим, то поверь слову моему: он будет неодолим в битве даже для богов, возглавляемых Шакрой, — что и говорить о Пандавах, о владыка

земли!».

Слушая речь Дурьодханы, Шалья преисполнился ярости. На лбу его сложились три гневные морщины, он размахивал руками, вращал огромными глазами, налившимися от ярости кровью. Гордый своим родом, властью, образованностью и силой, мощнодланный Шалья так отвечал (царю):

«Ты презираешь меня, о сын Гандхари, ты, верно, не веришь в мои силы, если безрассудно говоришь мне: «Служи, что есть поистине лучшее средство для достижения любой желанной цели:

«Да, бесспорно все так, как ты сказал, о Шалья! Но у меня был особый умысел, уразумей его, о владыка народа! Нет, Карна не превосходит тебя, и для сомнений у меня нет повода: царь и владыка мадров никогда не совершит ничего неподобающего! Предки твои, достойнейшие мужи, всегда поступали по истине; потому-то, я думаю, и зовут тебя «Арджуна».

А потому, что ты, податель гордости, всегда был копьем для недругов тебя зовут еще

возничим!». Ты восхваляешь Карну, считая его выше нас; я-то не признаю Радхею равным мне в битве! Назначь большую, чем прежде, долю (врагов), я перебью их в сражении и уеду домой, о владыка земли! Или же пусть я выйду сражаться, о радость куру; полюбуйся сегодня доблестью, когда я буду в битве испепелять врагов!

Человек, подобный мне, не станет действовать, когда движет им искренняя сердечная привязанность, поэтому оскорбляй меня сомнением! Никогда во время битвы не выказывай мне пренебрежения; погляди на эти руки мои, разящие крепко как ваджра! Взгляни на мой прекрасный лук, на стрелы, подобные ядовитым змеям! На колесницу мою, в которую впряжены как ветер быстрые, добрые кони! На палицу мою взгляни, сын Гандхари, украшенную золотыми накладками! Своим ратным пылом я мог бы в гневе расколоть раздробить горы, иссушить океан, о царь! Зная, что я та что могу сам совладать с врагами, зачем же ты ставишь возницей к ничтожному сыну Адхиратхи? Ты не дол о Индра царей, впрягать меня в позорное ярмо; будучи его, я не снесу подчинения этому недостойному!

Того, кто по зову сердца пошел под начало к вышестоящему, поставить в подчинение к низшему — значит совершить грех против природного порядка вещей! Брахма, как гласят шрути, произвел брахманов — изо рта, кшатру — из рук, вайшьев породил из бедер и шудр — из стоп; от них пот потом подразделения варн, рождаемые от восходящих и сходящих браков, от смешения этих четырех варн друг с гом, о бхарата! Кшатриям Предание предписывает быть защитниками (народа), собирателями богатств и дарителями. Брахманы поставлены на этой земле благодетельствовать человеческий род совершением жертвенных обрядов, обучение принятием незапятнанных дарений. Удел вайшьев - скот и всевозможные даяния. Шудры поставлены брахманам, кшатре и вайшьям. А назначение сут — служить брахманам и кшатриям, но не шудрам и вайшьям. Внемли словам моим, о безгрешный! Меня, чья глава помазана, происходящего из рода святых царственных мудрецов, прославленного великоколесничного бойца, коему должны служить и носить хвалу певцы, меня, такого, каков я есть, ты не должен назначать, о искоренитель вражеских родов, возницу к Сыну суты! Претерпев такое оскорбление, я ни за что стану сражаться! С твоего позволения, о сын Гандхари, я ухожу домой!».

С этими словами Шалья, муж-тигр, украшение собраний разгневанный, быстро поднялся и пошел прочь с этого сборища царей. Но твой сын, из любви и глубокого уважения, удержав его, обратился к нему со сладкой, примирительной речью, что есть поистине лучшее средство для достижения любой желанной цели:

«Да, бесспорно все так, как ты сказал, о Шалья! Но у меня был особый умысел, уразумей его, о владыка народа! Нет, Карна не превосходит тебя, и для сомнений у меня нет повода: царь и владыка мадров никогда не совершит ничего неподобающего! Предки твои, достойнейшие мужи, всегда поступали по истине; потому-то, я думаю, и зовут тебя «Артаяни». А потому, что ты, податель гордости, всегда был на этой земле разящим копьем для недругов, тебя зовут еще «Шальей», о владыка земли! Ради меня, о знаток дхармы, щедрый даритель, исполни все то, что ты мне прежде обещал!

Мы избрали тебя править в битве этими несравненными конями не потому, что Радхея или же я сам превосходим тебя в доблести. Но, как Карна превосходит достоинствами Завоевателя богатств, так ты, друг мой, превосходишь Васудеву, что известно всему миру. Карна превосходит Партху во владении оружием, ты же, о муж-бык, превосходишь Кришну силой и умением править конями. Пусть многомудрому Васудеве открыто тайное знание коней; но ты, о царь мадров, без сомнения знаешь вдвое больше него!».

Шалья сказал:

Сказав обо мне в присутствии всего войска, что я превосхожу сына Деваки, ты сделал мне приятное, о каурава, сын Гандхари! Исполняя твое желание, о герой, я займу место возничего при славном Радхее, когда он будет сражаться с главнейшими из Пандавов. Но в отношении Вайкартаны, о герой, ставлю я одно условие; да будет мне позволено вести при нем любые речи, какие ни пожелаю.

Санджая сказал:

И сын твой, о царь, лучший из бхаратов, в присутствии « Карпы отвечал сыну царя мадров: «Да будет так!»

Такова в «Книге о Карне» великой «Махабхараты» двадцать третья глава.