Карнапарва ГЛАВА 22

Дхритараштра сказал:

Поистине, стоило Арджуне лишь захотеть — и он перебил всех наших! Когда он возжаждет крови, от него не спасется в битве и сам Антака! В одиночку Партха похитил Бхадру, без чужой помощи насытил Агни! Собственными силами покорил он всю землю и всех царей сделал данниками! Один, обладатель волшебного лука, перебил он ниватакавачей103! Один сражался с Шарвой, представшим в облике Кираты! Один, своими силами оберегал он покой всех бхаратов, один ублаготворил Бхаву! Им одним побеждены все (сыновья) мои, пылающие грозной мощью! Нет в этом их вины, но нет и заслуги. Поведай мне, что же еще они содеяли?

Санджая сказал:

Избитые, израненные, сломленные, лишившиеся доспехов, оружия и коней, гордецы, побежденные недругом, — кауравы терзались скорбью, печально звучали их голоса. Снова собрались они в своем лагере, чтобы держать совет, и были при этом подобны змеям, лишенным зубов и яда, втоптанным ногами (в пыль).

Тут, до боли стиснув одну ладонь другою, дыша тяжело, будто рассерженный змей, и не сводя глаз с сына твоего, обратился к ним Карна: «Всегда сдержан, тверд, ловок и стоек Арджуна, и всегда в должный момент подвигает его на действие Адхокшаджа. Сегодня, выпустив тысячи стрел, он перехитрил нас; но завтра, о владыка земли, я расстрою все его козни!».

Ответив на эти слова: «Да будет так!», (Дурьйодхана) позволил достойнейшим царям удалиться. Благополучно проведя ночь, (утром) они, радостные и бодрые, вышли на битву.

Они увидели неодолимую рать, которую первейший среди куру, Царь справедливости, с великим усердием построил шля боя), следуя предписаниям Брихаспати и Угланаса. Тут и вспомнил Дурьодхана о всегда владеющем собою, губителе недругов Карне, чьи плечи мощны как у быка. Как в беде обращаются к другу, так устремил царь помыслы свои к великому лучнику Карне, Сыну суты, который в битве равен Пурандаре, силою — сонму марутов, а доблестью — Картавирье.

Дхритараштра сказал:

Когда вы, неразумные, обратили в тот миг помыслы ваши; к Карне Вайкартане, вы взирали на него (с надеждой), как коченеющие от холода — на (восходящее) солнце. Как же после отвода войск и возобновления битвы сражался тогда Карна Вайкартана, о Сапджая? И как все Пандавы бились против Сына суты? Ведь мощнодланныи Карна один способен перебить всех Партхов вместе с сомаками; считают, что мощь его рук равна мощи Шакры и Вишну; то же можно сказать-о доблести этого великого (героя) и о грозном его оружии.

И вот, когда он увидел, как жестоко израпетт Пандавой Дурьод\апат как сыновья Панду в великой битве блещут доблестью; когда Дурьодхана, вновь обуянный гордыней, прибег в битве к его защите, тогда (Карна) дерзко умыслил одолеть всех Партхов с сыновьями их и с Кешавой. Но, увы, горе нам великое: не смог Карна силою своей одолеть в битве сыновей Панду; поистине, всесилен рок! Увы, ныне сказываются гибельные последствия игры! Увы, по вине Дурьодханы суждено мне претерпеть жесточайшие страдания, терзающие будто копья, о СапджаяГ А ведь сына Субалы всегда считали знатоком государственной мудрости, и все же то и дело я слышу, о любезный Санджаяг о поражениях и гибели моих сыновей в разыгрывающихся небывалых битвах! Нет никого, кто на поле брани противостал бы Пандавам: они врываются (в ряды бойцов), как в толпу женщин! Поистине, всесилен рок!

Санджая сказал:

Мы часто задним числом размышляем о содеянном ранее; но нельзя этого делать, такие мысли гибельны. То, что ты сделал, теперь, по размышлении, кажется тебе опрометчивым; но ведь прежде, действуя, ты не задавался мыслью, правильно поступаешь или нет. Ведь не раз говорили тебе, о царь: «Не враждуй с Пандавами!», но ты, в заблуждении своем, этим (словам) о Пандавах не внял, о владыка народа! Из-за тебя, из-за совершенных тобой по отношению к детям Панду жестоких злодейств учинилась теперь земным царем страшная погибель! Но теперь, когда все уже свершилось, не предавайся печали, о бык-бхарата! Услышь, о непоколебимый, все о том, как происходило это грозное побоище.

Когда рассвело, мощнодланныи Карна приблизился к царю Дуръодхане и молвил: «Сегодня, о царь, сойдусь я в бою со славрым Пандавой и либо сражу того героя, либо он сразит меня\ Из-за множества других деяний, которые предстояло свершить и мне, и Партхе, поединок наш с Арджуной не мог состояться ранее, о царь! Послушай, о владыка народа, что я скажу тебе по своему разумению:

«Не сразивши в битве Партху я не вернусь назад, о бхарата! Поскольку в этом войске сражены все храбрейшие мужи и только я встану на бранном поле, Партха (несомненно) выйдет против меня, лишенного копья Шакры! Узнай же, владыка людей, о том, что дает выгоду тебе и (с другой стороны) о преимуществе в оружии и средствах, каким обладает Арджуна».

В меткости стрельбы по цели, в быстроте рук, дальности полета стрел, в ловкости и в знании военного искусства Савьясачин не может сравниться со мной! Вот этот лук, именуемый Виджая, — глава над всем оружием на свете. Радея о благе Индры, его создал сам Вишвакарман. С этим луком, о царь, Совершитель ста жертвоприношений одолел сотни дайтьев; от одного звука его тетивы дайтьи теряли способность различать направления!

И этот бесценный, превосходнейший, чудесный лук Шакра даровал Бхаргаве, а Бхаргава передал мне; им-то я и сражусь с величайшим из воителей, мощнодланным Арджуной, как некогда Индра бился с полчищем всех дайтьев. Этот грозный лук, дарованный мне Рамой, превосходит Гандиву; ведь именно этим луком трижды семь раз покорена была вся земля! Этим луком, который дарован Рамой, о чудесных деяниях которого сам Бхаргава мне поведал, я и буду биться против Пандавы!

Сегодня порадую я, о Дурьодхана, тебя и родичей твоих, и сразив в бою победоноснейшего воителя, отважного Арджуну. Вся земля с горами, лесами, островами и морями станет отныне владением твоих сыновей и внуков, о царь, и не будет им на ней соперника! Ныне не вижу я ничего недостижимого, особенно — раз речь идет о том, чтобы сделать тебе приятное; так человек, познавший Атман и истинно преданный дхарме, (уверен, что непременно) достигнет совершенства. Не выдержит Пхальгуна встречи со мною в битве, как дерево не снесет прикосновения пламени. Нужно, однако, сказать и о том, в чем я ему уступаю.

Тетива его лука — волшебная, два колчана — неисчерпаемы, чудесный лук не имеет себе равных, ведь это — Гандива, которому ничто не причинит вреда в бою. А у меня — превосходнейший, великий, волшебный лук Виджая, и благодаря этому луку я сильнее Партхи, о царь! Но узнай от меня и то, в чем отважный Пандава превосходит меня. Поводья его колесницы держит в руках всем миром почитаемый Дашарха. Волшебная колесница, дарованная ему Агни, со всех сторон неуязвима, изукрашена золотом, кони его быстры/ как мысль, о герой, сияющее волшебное знамя его с изображением обезьяны приводит своим видом в изумление. Сам Кришна, творец этого мира, бережет его колесницу; но и при всех этих преимуществах врага я готов сразиться с Пандавой!

Однако отважный Шалья, украшение собраний, равен ему, и если он будет у меня колесничим, то твоя победа обеспечена. Так пусть же Шалья, неодолимый для недругов, будет моим колесничим. И пусть везут за мной на повозках железные стрелы, оснащенные перьями грифа. Пусть до пятам за мной постоянно следуют отборные колесницы с Напряженными в них лучшими конями, о Индра царей, бык-бхарата. Благодаря этим преимуществам я превзойду Партху: как Шалья выше Кришны, так и я (буду) выше Арджуны! Как Дашарха, губитель вражеских героев, владеет сокровенным знанием коней, так же знает коней и великоколесничный боец Шалья. Нет никого, кто сравнится мощью рук с царем мадров, и нет такого держателя лука, что сравнился бы со мной во владении этим оружием. И нет никого, кто бы равен был Шалье в управлении конями; а потому колесница у меня будет лучше, чем у Партхи! Я желал бы, о губитель недругов, чтобы ты все это исполнил; и если так будет сделано — тогда осуществятся все мои желания! И ты увидишь, что я содею в битве, о бхарата: я одолею сегодня Пандавов всех до единого!»

Дурьодхана сказал:

Я все сделаю так, как ты считаешь нужным, о Карна! Колесницы с колчанами и добрыми конями будут следовать за тобою, Сын суты! И пусть везут за тобой на повозках железные стрелы, оснащенные перьями грифа! И сам я, и все мы, цари-владыки земли, последуем за тобой, о Карна! Санджая сказал:

Потом сын твой, могущественный царь, о владыка, подошел к царю мадров и молвил ему такое слово.

Такова в «Книге о Карне» великой «Махабхараты» двадцать вторая глава.