Карна Парва ГЛАВА 13

Санджая сказал:

В этот миг с левого крыла воинства Пандавов донесся шум и крик; производили его колесницы, слоны, кони и пешие воины, избиваемые Дандадхарой. Повернув колесницу в другую сторону, но не замедляя при этом бега стремительных, как ветер или Гаруда, коней, Кешава молвил Арджуне: «Многодоблестен этот царь магадхов, едущий на сокрушающем все вокруг слоне; силой и искусством он не уступит никому, кроме Бхагадатты. Убей прежде его, а потом — Связанных клятвою!» — и при этих последних словах он помчал Партху туда, где находился Дандадхара.

Тот (герой) не имел себе равных среди магадхов в искусстве погонять слона — так планета Викача страшнее всех прочих планет. И он сокрушал, грозный, враждебное войско, как планета Викача (сокрушает) всю землю. Восседая на топчущем врагов, ревущем как грозовая туча слоне, подобном слону Данавы, он поражал стрелами тысячи колесниц, коней и даже слонов. Надвигаясь на колесницы, в тот же миг он растаптывал их ногами (слона) вместе с конями и возничими; восседая на слоне, передними ногами его, стопами и хоботом сокрушал он слонов противника, словно Колесо времени.

Повергая ниц мужей в железных доспехах и золотых украшениях вместе с (сопровождавшими их) конными и пешими воинами, он втаптывал их в землю своим мощным, превосходным слоном с таким звуком, словно то были толстые стволы бамбука.

Но вот Арджуна при грохоте колес, хлопках тетивы о ладонь, звуке мридангов, труб и многочисленных раковин, при криках тысяч людей, ржании коней и реве слонов на своей превосходнейшей колеснице обрушился на того превосходнейшего слона. Тут Дандадхара двенадцатью великолепными стрелами поразил Арджуну, шестнадцатью — Джанардану и тремя — каждого из коней, после чего громко вскричал и рассмеялся. Тогда широколезвийными стрелами Партха рассек его лук вместе с тетивой и стрелой и богато украшенное знамя, а также поразил погонщиков слона вместе со «стражами стоп».

Владыку Гиривраджи это привело в ярость. И вот он, стараясь потеснить Арджуну своим бешеным, с лопнувшими висками слоном, который был равен стремительностью Ветру, стал разить Джанардану и Завоевателя богатств легкими копьями. Но Пандава тремя бритвообразными стрелами отсек обе его руки, подобные слоновьим хоботам, и голову, лик которой был прекрасен как полная луна; затем сотнями стрел он поразил слона. Тот облаченный в золотой доспех слон из-за стрел Партхи, изукрашенных каленым золотом, воссиял, как сияет в ночи гора, на которой деревья и травы охвачены пламенем лесного пожара. Терзаемый болью, обессиленный, тот слон, ревущий как грозовая туча, плутая, шатаясь и спотыкаясь, пустился бежать и, наконец сломленный, рухнул наземь вместе со своим погонщиком, словно гора, сокрушенная ударом ваджры.

Когда брат его пал в бою, Данда на белом как снег, украшенном золотыми венками, подобном гималайской вершине слоне, обуянный жаждой убивать, устремился на младшего брата Индры и Завоевателя богатств. Тремя сверкающими как солнечные лучи копьями поразив Джанардану и пятью — Арджуну, (радостно) вскричал он, сам уже обреченный страданию: Пандава тут же отсек ему обе руки. Отсеченные мощным ударом стрел с бритвообразными наконечниками, сжимающие метательные копья, натертые сандаловым порошком руки его, с которых уже соскользнули браслеты, разом падая со слона вниз, были прекрасны, как две огромные змеи, падающие с горной вершины.

Потом и голова Данды, которую Увенчанный диадемой срезал полумесяцевидной стрелою, упала со слона на землю; и, падая, она, залитая кровью, сияла красою, словно Солнце, падающее с Горы Заката на западный край земли. Тогда опять поразил Партха превосходными, подобными солнечным лучам стрелами того слона, схожего с белой горной вершиной, и тот, заревев, рухнул, словно гималайская вершина, сокрушенная громовой стрелой (Индры).

Затем и другие слоны, подобные тем двум, пытались было одолеть в бою Савьясачина, но он обошелся с ними, как с теми двумя, и теперь мощное вражеское войско было вконец сломлено. Воины на слонах и колесницах, конные и пешие, разя друг друга, во множествах носились по полю битвы, налетали друг на друга, обменивались мощными ударами, выкликали каждый имя своего рода и падали сраженными.

Наконец соратники Арджуны, окружив его со всех сторон, как сонмы богов — Пурандару, сказали ему: «Тот недруг, коего мы страшились, как все живое страшится Смерти, ныне, по милости судьбы, сражен тобою, о герой! Если бы ты не избавил от грозной беды людей наших, утесненных могучими врагами, то враги сейчас ликовали бы так же, как мы ликуем, видя сраженных тобой врагов!».

Услышав из уст друзей эти и другие подобные речи, Арджуна, возрадовавшись сердцем, воздал всем этим людям (ответные) почести, соответственно достоинствам каждого. Затем Губитель рати Связанных клятвою вновь устремился (в бой).

Такова в «Книге о Карне» великой «Махабхараты» тринадцатая глава.