Карна парва ГЛАВА 6

Санджая сказал:

Когда в тот день пал великий лучник Дрона и когда помрачилось сознание великоколесничного бойца, сына Дроны, о бхарата, когда побежало войско кауравов, о великий царь, Партха с братьями, (вновь) придав своей рати правильный строй, утвердился на бранном поле. Видя его стоящим (на поле битвы), свое же войско бегущим, сын твой, о бык-бхарата, мужественно отразил (натиск врага). Построив войска, уповая на мощь своих рук, в течение долгого времени, о бхарата, бился он с врагами — достигшими цели, ликующими, неустанно атакующими Пандавами; лишь дождавшись наступления сумерек, дал он приказ отходить.

Выведя (из боя) войска и придя в свой лагерь, держали куру совет о (путях к) своему благу. На превосходнейших сиденьях, устланных восхитительными покрывалами, на прекрасных тронах, на удобных ложах покоились они, словно бессмертные боги. И тогда царь Дурьодхана, обратившись к тем великим воителям со сладчайшей, подобающей случаю, утешительной речью, сказал: «Мудрейшие из мудрых, немедля выскажите каждый свое мнение о том, что при этих обстоятельствах подобает делать, как необходимо поступать, о цари!».

При этих словах Индры людей мужи-львы, восседавшие на львиных тронах, многообразными телодвижениями изъявили свою жажду битвы. Прочтя в их жестах готовность жизнями своими совершить жертвенное возлияние (огню) сражения, увидев лицо царя, сияющее словно только что взошедшее солнце, мудрый, искусный в речах сын наставника сказал: «Страстность, использование удобного случая, ловкость и житейская мудрость — вот средства достижения выгоды, возвещенные мудрыми; (успех применения) каждого из них зависит (однако) от Судьбы. Отважнейшие из людей, богоравные великоколесничные бойцы из нашего стана, наделенные житейской мудростью, умелые, преданные тебе пали (в бою). Но ни в коем случае не должны мы терять надежды на победу; ведь если эти средства использовать в жизни надлежащим образом, то можно сделать Судьбу благосклонной к себе! Поставим же Карну, превосходнейшего из мужей, наделенного всею совокупностью достоинств, начальником над войсками — п тогда сокрушим наших недругов!»

Доволен остался Дурьодхана, выслушав эту прекрасную, приятную, следующую истине, изысканную, дружественную, к пользе его направленную речь. Утвердив в этой мысли свой ум, Дурьодхана, о великий царь, уповая на мощь своих рук, так сказал Радхее:

«Я знаю, о Карна, сколь ты доблестен и сколь прочна твоя дружеская привязанность ко мне! Поэтому я скажу тебе, о мощнодланный, что, (по-моему, может принести нам) благо: ты же, герой, выслушав, поступи, как понравится, как сочтешь нужным; ибо ты всегда отличался мудростью, всегда в трудный час был надежной моей опорой.

Непревзойденные колесничные бойцы, военачальники мои Бхишма и Дрона — оба пали (в битве). Но ты превосходишь мощью их обоих вместе — так стань же полководцем моим, Достопочтенный! Эти почтенные летами великие лучники оба оыли многим обязаны Завоевателю богатств; тогда я, по твоему совету, о Радхея, всевозможными почестями насытил их честолюбие. Бхишма, помня о том, что сыновья Панду доводятся ему внуками, на протяжении десяти дней щадил их в великой оитве. Но, поскольку ты в то время сложил оружие, то Пхальгуна, выставив вперед Шикхандина, сразил в грозной сече деда своего Бхишму! Когда же этот причастный великой Доле (герой) был сражен и возлег на ложе из стрел, то, по твоему совету, муж-тигр, предводителем был назначен Дрона. Он также щадил в битве Партхов, поскольку они прежде были его учениками. Но скоро и этот старец был убит Дхриштадьюмной.

Теперь, когда убиты два этих великих вождя, о неизмеримо-доблестный, я не вижу, сколько ни ищу, воина, равного тебе в сражении! Несомненно, почтенный, ты в силах принести нам победу! Мы знаем, что это так (независимо от того), началось ли только (сражение), в самом разгаре оно или близится к концу! Потому, о почтенный, ты должен, как подобает вождю, возложить на себя в этой битве бремя (ответственности) . Соверши над собой обряд посвящения в сан военачальника!

Как могущественный, бессмертный полководец Сканда — рать богов, так и ты, досточтимый, храни это войско мое, войско сынов Дхритараштры! Сокруши вражеские рати, как Махендра — данавов! Увидев тебя, великоколесничного бойца, стоящим на поле брани, побегут Пандавы вместе с панчалами, словно данавы при виде Вишну! Итак, возглавь, о муж-тигр, это великое воинство! Увидев, что ты стоишь на бранном поле, готовый к борьбе, лишатся разума Пандавы вместе с советниками их, с паичалами и сринджаями! Как взошедшее солнце, жгущее пламенным блеском своим, тотчас изничтожает мрак, так изничтожь и ты наших врагов!

Карна сказал:

Ведь прежде я уже сказал в присутствии твоем, сын Гандхари: «Я одолею Пандавов, о царь, вместе с их сыновьями и с Джанарданой!» Разумеется, я готов стать твоим военачальником. Будь крепок духом, великий царь, и считай, что Пандавы уже побеждены!

Санджая сказал:

При этих словах исполненный духовного пыла царь Дурьйодхана встал (с сиденья), а вслед за ним встали, словно боги вслед за Совершителем ста жертвоприношений, и другие цари для того, чтобы почтить Карну саном военачальника, подобно тому как некогда небожители почтили Сканду.

Затем жаждущие победы цари во главе с Дурьодханой поспешно совершили над Карной, о царь, восседавшим на троне из дерева удумбара и укрытым шелковой тканью, обряд «окропления», в соответствии с обычаем, согласно предписаниям шастр, используя освященные мантрами золотые и глиняные сосуды, наполненные водою рога могучих быков, носорогов и бивни слонов, прочие изделия из жемчуга и драгоценных камней, благовонные растения и другую тщательно подобранную утварь. «Одолей в великой битве Партхов с Говиндой и всеми их приспешниками! — так возглашали, о бык-бхарата, брахманы и вандины. — Ради нашей победы, о Радхея, уничтожь Партхов с панчалами, как восходящее солнце своими грозными лучами изо дня в день истребляет мрак! Пандавы вместе с Кешавой, дотоле неуязвимые, не вынесут вида выпущенных тобой стрел, как не выдерживает взор пламенных лучей солнца. Не устоят Партхи с панчалами, словно данавы — перед Махендрой, когда ты двинешься на них в битве, обнажив свой меч!».

Необъятным великолепием наделенный Карна, приняв посвящение, воссиял красою и величием словно второе солнце. А сын твой, движимый роком, посвятив Радхею в военачальники, уже мнил себя достигшим осуществления заветной цели. Губитель недругов Карна, о царь, вступив в должность военачальника, повелел (войскам) на восходе солнца построиться з боевой порядок. В окружении сыновей твоих, о бхарата, чоссиял тогда Карна величием, словно окруженный богами Сканда в битве, завязавшейся из-за Тараки.

Такова в «Книге о Карне» великой «Махабхараты» шестая глава.