Араньякапарва ГЛАВА 49

Джанамеджая сказал:

Когда ушел великий духом Партха в мир Шакры добывать оружие (богов), что делали тогда Пандавы во главе с Юдхиштхирой?

Вайшампаяна сказал:

Когда ушел великий духом Партха в мир Шакры добывать оружие (богов), мужи-быки вместе с Кришною пребывали в лесу Камьяка. Вот как-то раз, терзаясь скорбью, достойнейшие из бхаратов сидели вместе с Кришною на уединенной, зате¬рянной (в лесу) травянистой лужайке. Горькая печаль их то¬мила, горло теснили слезы; тосковали они о Завоевателе богатств. От разлуки с ним всех их скорбь обуяла; огорча¬лись они разлукой с Завоевателем богатств и потерей цар¬ства.

И тут мощнодланный Бхима сказал Юдхиштхире: «О ве¬ликий царь, этот муж-бык, Арджуна, в чьих (руках теперь) жизнь сыновей Панду, по твоему приказу ушел (от нас). Если он погибнет, тогда ни нам с детьми нашими, ни панчалам, ни Сатьяки, ни Васудеве не избежать гибели. Есть ли горше бе¬да, чем то, что Бибхатсу, обладатель духовного пыла, по при¬казу твоему уходит (от нас), не чая многих (грядущих) бед! Уповая на (мощь) рук этого великого духом (героя), мы мо¬жем заранее считать, что сокрушили в битве всех врагов и овладели землей! Лишь благородство (души) этого (превос¬ходного) стрелка из лука воспрепятствовало мне (тогда же), в Зале собрания отослать в иной мир сыновей Дхритараштры и сына Субалы!

Наделенные мощью рук, хранимые (самим) Васудевой, только ради тебя, почтенный, обуздали мы закипевший в нас гнев! Иначе мы вместе с Кришной сразили бы врагов, воз¬главляемых Карной, и повелевали бы (теперь) всею землей, покорив ее (мощью) своих рук! Сильнейшие из сильных, в избытке наделенные мужеством, только из-за твоей порочной страсти к игре мы попали в беду, о царь!

Тебе надлежит блюсти кшатрийскую дхарму, о великий царь; а ведь жизнь в лесах не является дхармой кшатрия. Муд¬рые полагают высшей кшатрийской дхармой управление цар¬ством. О царь, ты знаток кшатрийской дхармы, не отступай же от ее велений; да истребим мы сыновей Дхритараштры, царь, прежде, чем пройдет двенадцать лет!

Выйдя из леса, соединившись с Джанарданой и Партхой, я тотчас же, о великий царь, в грозной битве отошлю сыновей .Дхритараштры, о владыка народа, вместе со всем их воинством в иной мир. Я истреблю всех сыновей Дхритараштры вместе с сыном Субалы, Дурьодхану, Карну и всякого, кто (осмелит¬ся) противоборствовать (нам); после того как я усмирю (вра¬га), ты сможешь вновь выйти из леса; тогда, о владыка наро¬да, этим поступком ты уже не навлечешь на себя вины. Брат згой, великий царь, смиритель недругов, очистившись от со¬вершенного греха всевозможными жертвенными обрядами, мы достигнем высшего из небесных миров!

Так это все и случится, если только ты, почтенный царь наш, всецело преданный дхарме, не будешь беспечным и мед¬лительным. Несомненно, что того, кто изощрен в обмане, сле¬дует и уничтожать посредством обмана; погубить обманщика с помощью обмана не считается грехом. Знатокам дхармы ведо¬мо, что в делах благочестия сутки (можно) приравнивать к году, о великий царь, бхарата! Часто можно услышать, влады¬ка, и такое речение Вед: «В самой крайней нужде дозволя¬ется считать, будто год уже прошел», о великий царь! Если чтишь ты наставления Вед, то, едва день пройдет, считай, что истек тринадцатилетний срок, о неколебимый! Пришла пора убить Дурьодхану с его приспешниками, пока не объединил он всю землю (под своим владычеством), о царь, смиритель недругов!»

Когда Бхима это промолвил, Юдхиштхира, Царь справед¬ливости, вдохнул запах головы его и обратился к Пандаве со словом увещевания: «Не сомневаюсь я, о мощнодланный, что по прошествии тринадцати лет ты в сообществе с Обладателем Гандивы сразишь Суйодхану. Что же до слов твоих ко мне: «Истек (наш) срок», то никогда, о владыка, не смел я сказать неправду, никто не знает за мной такого, о Партха! Ведь и не прибегая к обману, сопряженному с коварным умышлением, ты, необоримый Каунтея, сразишь Дурьодхану с его приспеш¬никами!»

В то время как Юдхиштхира, Царь справедливости, говорил это Бхиме, явился туда причастный высокой доле великий свя¬той мудрец Брихадашва. Благочестивый Царь справедливости, увидев, что прибыл этот блюститель дхармы, почтил его, как велит обычай, (подношением) «медовой смеси»21. Когда отдох¬нул (Брихадагпва) и был (удобно) усажен, мощнодланный Юдхиштхира, сев подле и не сводя с него глаз, повел разговор о своих многочисленных бедах:

«О владыка, играя в кости, я лишился и казны, и царст¬ва, ибо принял вызов искусных игроков, изощренных в обмане плутов. Злоумышленники, обманув меня, благонравного и нес¬ведущего в игре, ввели в Собрание мою супругу, которая мне дороже самой жизни. Есть ли на земле царь, чей удел был бы горше моего?! Слыхал ли ты, о почтенный, видал ли прежде такого?! Думаю я, нет человека, который был бы несчастнее меня».

Брихадашва сказал:

Ты говоришь, о великий царь, Пандава: «Не найти чело¬века, чей удел был бы горше моего!» Но соблаговоли выслу¬шать, о владыка земли, и я расскажу о царе, который был не¬счастнее тебя.

Вайшампаяна сказал:

И царь ответил ему: «Расскажи, о почтенный! Желаю услы¬шать о царе, которого постигла такая беда».

Брихадашва сказал:

Тогда, о царь, неколебимый владыка земли, вместе с братья¬ми своими внимательно прослушай (рассказ) о царе, который был несчастнее тебя.

Правил страною нишадхов царь по имени Вирасена. Был у него сын, прозревший (суть) дхармы и артхи, которого звали Нала. И этого царя, как я слышал, коварно обыграл (в кос¬ти) Пушкара. Не заслуживший несчастья, (вынужден был) он с супругой своей поселиться в лесу. И не осталось при нем» в его лесном жилище, ни коня, ни колесницы, ни брата, нв родственников, о царь! Ты же, почтенный, окружен богопо¬добными братьями-героями, первейшими из дваждырожденных, схожими с самим Брахмой, — и потому тебе ле следует печалиться!

Юдхиштхира сказал:

Желаю слышать более пространным сказание о подвигах великого духом Налы; ты должен поведать мне его, о превос¬ходнейший из повествующих!

Такова в книге «Лесная» великой «Махабхараты» сорок де¬вятая глава.

КОНЕЦ «СКАЗАНИЯ О ВОСХОЖДЕНИИ НА НЕБО ИНДРЫ»