Араньякапарва ГЛАВА 44

Вайшампаяна сказал:

Он узрел восхитительный город, населенный сиддхами и чаранами. Его украшали священные деревья, покрытые цвета¬ми всех времен года. Овевал его благовонный ветер, смешав¬ший дивные, благостные ароматы различных деревьев. Он уви¬дел населенный апсарами волшебный лес Нандана, чьи де¬ревья, казалось, приветствовали его своим чудесным цветени¬ем. Этого мира вершителей святых дел не дано увидеть тому, кто не закален в подвижничестве, кто пренебрегал разведением священного огня, и тому, кто обращался вспять на поле брани! Тем, кто не творил жертв, не исполнял обетов, тем, кто лишен (знания) Вед и шрути, кто не омывал тела в тиртхах, не отли¬чался в дарениях и жертвоприношениях, тем низким людям, что чинят помехи жертвенным обрядам, пьяницам, оскверни¬телям ложа наставника и тем злодеям, что едят мясо, вовеки не увидать его!

Обозрев тот волшебный лес, оглашаемый чудесным пением, вступил мощнодланный (Арджуна) в любимую столицу Шак¬ры. Там он увидел движимые мыслью, летающие колесницы богов; тысячи их стояли и сотни тысяч разъезжали во всех на¬правлениях. Гандхарвы и апсары осыпали Пандаву хвалами, ароматом цветов овевали его благостные ветерки. Тут все боги, гандхарвы, сиддхи и величайшие из святых мудрецов с лико¬ванием воздали почести неутомимому в подвигах Партхе. Осы¬паемый благословениями, в сопровождении божественной му¬зыки, вступил мощнодланный Партха, при звуках раковин и барабанов, на широкую тропу созвездий, что зовется также «Путем богов» 6; и пока он шел, повсюду по приказу Индры воздавались ему хвалы. Были там и садхьи, и вишвы, маруты и оба Ашвина, адитьи, васу, рудры, незапятнанные, святые брахмические мудрецы, многие царственные мудрецы, (древ¬ние) цари во главе с Дилипой, Тумбуру, Нарада, а также ганд¬харвы Хаха и Хуху.

Ко всем им подойдя, как велит обычай, узрел тут потомок Куру Царя богов Шатакрату, смирителя недругов. И, сойдя с превосходной колесницы, мощнодланный Партха зрел воочию Индру богов, отца своего, Пакашасану. Был у него прекрасный белый зонт на золотом древке, его обмахивали опахалом, исто¬чавшим волшебный аромат. Первейшие средь дваждырожденных славили его стихами из Риг-, Яджур- и Самаведы, ганд-харвы во главе с Вишвавасу — хвалебными песнопениями.

Приблизившись к нему, преклонил (до земли) голову мо¬гучий Каунтея, тот же удержал его округлыми своими рука¬ми. Затем, взявши Арджуну за руку, подвел его Шакра к свя¬тому трону своему, чтимому богами и царственными мудреца¬ми. Индра богов, губитель вражеских героев, вдохнул запах головы его и с нежностью привлек (Арджуну), почтительно склонившегося перед ним, к своей груди7. Повинуясь велению Тысячеокого, взошел необъятно-великий духом Партха на пре¬стол Шакры, подобно второму Васаве. Потом Недруг Вритры с любовью коснулся благоуханной рукою светлого лика Арджуны, дабы ободрить его. Он неспешно поглаживал его прекрас¬ные мощные руки, загрубевшие от прикосновений тетивы и стрел, подобные двум золотым столбам. То и дело Держатель ваджры, Губитель Балы похлопывал по ним рукою, хранящей следы (постоянного) соприкосновения с ваджрой. Глаза Губи¬теля Вритры расширились от восторга; с легкой улыбкой взи¬рал Тьтсячеокий на Гудакешу и все не мог им налюбоваться.

Восседая вдвоем на одном троне, они озаряли (величием) Зал собрания, словно Солнце и Месяц, когда в четырнадцатый день вместе восходят они на небе8. Гандхарвы, первый средь которых — Тумбуру, пели стихи на нежные, сладостные.моти¬вы. Гхритачи, Менака, Рамбха, Пурвачитти, Сваямпрабха, Урваши, Мишракеши, Дундугаури, Варутхини, Гопали, Сахаджанья, Кумбхайони, Праджагара, Читрасена, Читралекха и Мадхусвара — эти и другие лотосоокие, пышнотелые красави¬цы, призванные смущать помыслы совершенных9, всюду тан¬цевали (вокруг Арджуны); груди их колыхались; они бросали призывные, нежные взгляды, похищая души, умы и сердца (зрителей).

Такова в книге «Лесная» великой «Махабхараты» сорок четвертая глава.