Араньякапарва ГЛАВА 42

Вайшампаяна сказал:

Имеющий знаком быка Владетель Пинаки скрылся от его взора, как солнце (скрывается) от мира на закате. Арджуна, гу¬битель вражеских героев, исполнился небывалым изумлением. «Въяве видел я самого Махадеву, — так (говорил он), о бхарата, — выпало мне счастье и великая честь самого Треокого Хару, Владетеля Пинаки лицезреть в образе Подателя даров и коснуться его рукою. Дух же мой (коснулся) Высочайшего Духа123, и дело мое теперь достигло завершения; все враги (как бы) побеждены, и цель осуществлена!»

И тут, озаряя все стороны пространства сиянием цвета (ла¬зурного) камня вайдурья, окруженный стаями морских чудо¬вищ, явился святой Владыка вод. (Со свитой из) нагов, дайть¬ев. речных богов и богинь, садхьев, а также (различных) бо¬жеств прибыл в то место хозяин водных тварей, средоточие волн — Варуна.

Затем на дивпоблещущей небесной колеснице приехал и златотелый владыка Кубера, сопутствуемый якшами. Подобясь обликом чуду, сиянием залив поднебесье, святой Властитель сокровищ явился для встречи с Арджуной.

Вот и сам великий жезлоносец Яма, могущественный вер¬шитель светопреставлений, губитель всего живого, чья природа непостижима, Царь правосудия, сын Вивасвана, сопровож¬даемый воплощенными п бестелесными праотцами 124, ведаю¬щими благом человеческого рода, озарил сиянием небесной ко¬лесницы три мира с областями гухьяков, гандхарвов и змей, словно Мартанда (в грозном его облике, который он принима¬ет) при наступлении конца юги.

Расположившись на прекрасных сияющих вершинах вели¬кой горы, взирали (боги) на Арджуну, обуянного подвижниче¬ским пылом.

Немного спустя прибыл вместе с Индрани окруженный сон¬мами божеств сам владыка Шакра, едущий на голове Айраваты. (На фоне) белого зонта, несомого над его головой 125, сиял он, словно Царь звезд, покоящийся на светлом облачке. Гандхарвы и святые мудрецы, обладающие сокровищем тапаса, пели ему славу. Достигнув вершины горы, он встал там, подобно взошедшему солнцу.

И тогда мудрый Яма, знаток высочайшей дхармы, стоя на южной стороне, дивное слово сказал (громовым) голосом тучи:

«О Арджуна, Арджуна! Виждь нас, сошедшихся (здесь) Хранителей мира! Ныне наделяем мы тебя «чудесным зрени¬ем», ты достоин того, чтоб (нас) увидеть. Прежде был ты могущественным святым мудрецом по имени Нара, обладателем безмерного духовного величия. Только повинуясь воле Брахмы, ты, носитель великого мужества и отваги, рожденный от Васа-вы, явился среди смертных. Тебе, о потомок Куру, суждено истребить жгучих, как пламя, кшатриев, подначальных сыну Бхарадваджи, многомощных данавов, принявших человеческие воплощения, а также ниватакавачей. Карне, этому превелико¬му герою, (в ком воплотилась) частица моего божественного отца, согревающего все миры 126, также суждено пасть от тво¬ей руки, о Завоеватель богатств! Те, в ком воплотились на зем¬ле частицы богов, гандхарвов и ракшасов, поверженные тобою в битве, встретят каждый свою (посмертную) участь, уготован¬ную плодами его собственных деяний, о Каунтея, губитель не¬другов! Нерушимой пребудет в мире слава твоя, о Пхальгу-на; ведь сам Махадева доволен остался (отвагой) твоей в ве¬ликой схватке, и тебе же вместе с Вишну предстоит облег¬чить ношу земли! Прими же, о мощнодланный, это оружие — палицу, (удары которой) неотвратимы. С этим оружием совер¬шишь ты величайший подвиг».

И Партха, потомок Куру, принял, соблюдая правила, это (оружие) с его заклятием, с (секретами) пользования, при¬ведения в действие и возвращения назад.

Тогда пребывавший на западной стороне, темный, как дож¬девая туча, повелитель морских чудищ, владыка Варуна мол¬вил такое слово:

«О Партха, ты — первый среди кшатриев, ты живешь сог¬ласно кшатрийской дхарме. Виждь меня, (герой) с широкими медно-красными очами, я есмь Варуна, Владыка вод. Мои, Варуны, сети, когда я их бросаю, нельзя отклонить от (цели); прими же их, о Каунтея, вместе с (тайной) их возвращения. Это ими, о герой, в битве, завязавшейся из-за Тараки 127, опу¬тал я тысячи великих духом дайтьев. Принимай же их, много¬доблестный, по милости моей вот они пред тобою. Теперь п сам Антака не спасется от тебя, пожелай ты только погубить его. Поистине, если ты в битве применишь это оружие, лишит¬ся земля всех кшатриев!»

После того как Варуна и Яма вручили (Арджуне) волшеб¬ное оружие, блюститель сокровищ Кубера, чье жилище на Кайласе, сказал:

«О мощнодланный Савьясачин! О извечное, древнее божество! Вместе с нами в прежних кальпах ты неустанно изнурял себя (подвижничеством)! Прими же от меня мое любимое оружие аптардхана; похищая у врагов мощь, пыл и блеск, оно погружает в сон и истребляет их».

И мощнодланный Арджуна, великий потомок Куру, при¬нял, как велено обычаем, волшебное оружие Куберы.

Тогда Царь богов, чей голос — как рев барабана, (вторимый громом) облака, ласково обратился к неутомимому в дея¬ниях Партхе с учтивою речью:

«О мощнодланный, ты, чья мать — Кунти! Ты— древний Ишана, обретший осуществление высшей цели и удостоенный участи богов. Величайшее дело, дело богов предстоит испол¬нить тебе, смиритель недругов; тебе (также) надлежит взойти на небо, о многославный, — готовься к этому! За тобой прибу¬дет на землю колесница, ведомая (моим возничим) Матали; там, (на небе), я вручу тебе волшебное оружие, о каурава!»

Зря Хранителей мира, сошедшихся на темени горы, дивил¬ся им Завоеватель богатств, мудрый сын Кунти. Исполнен¬ный духовного пыла, Арджуна почтил собравшихся Храните¬лей мира, по обычаю, речами, водой и плодами. Затем, ответно почтив Завоевателя богатств, премудрые боги, способные по желанию (летать) со скоростью мысли, отправились каждый своим путем. А Арджуна, муж-бык, добыв оружие, ликовал и чувствовал себя (человеком), чья цель осуществлена и дух удовлетворен.

Такова в книге «Лесная» великой «Махабхараты» сорок вторая глава.

КОНЕЦ «СКАЗАНИЯ О КИРАТЕ»