Араньякапарва ГЛАВА 39

Джанамеджая сказал:

Почтеннейший, я желаю услышать пространный рассказ о том, как неутомимый в деяниях Партха обрел (волшебное) оружие; как этот муж-тигр, длиннорукий, наделенный духов¬ным пылом Завоеватель богатств бесстрашно вступил в без¬людный лес и что совершил он, пока находился там, о слав¬нейший из познавших Брахмана, а также как порадовал он Царя богов и самого Владыку Стхану. Вот о чем хотелось бы мне услышать, если будет на то твоя милость, о лучший из дваждырожденных. Ты ведь всезнающ, поистине, все тебе ведо¬мо и о богах, и о людях.

Несравненную, чудесную, в трепет повергающую схватку, о многомудрый, затеял некогда с Бхавой Арджуна, неодоли¬мый в сражениях, лучший из бойцов. Когда внимали рассказу о ней отважные Партхи, сердца тех мужей-львов трепетали то от радости, то от отчаяния, то от восхищения. Расскажи также без утайки и обо всем прочем, что совершил Партха. Не знаю я за Джишну и малейшего (проступка), который заслу¬жил бы порицания; поэтому воспой мне все деяния этого ге¬роя!

Вайшампаяна сказал:

О сын мой, тигр-каурава! Я расскажу тебе эту славную, дивную, схожую с чудом повесть о великом духом (герое). Слу¬шай, безгрешный: вот все о встрече Партхи с Богом богов, при которой соприкоснулся он с телом Треокого.

Во исполнение приказа Юдхиштхиры могцнодланный, могу¬чий муж-бык, дивнодоблестный кауравья, чтобы увидеть Шакру, Властелина небожителей, и Шанкару, Бога богов, и дабы увенчать дело свое успехом, взяв свой волшебный лук и меч, двинулся на север, в направлении к вершине Химавана. Стой¬кий разумом, твердый в исполнении обетов подвижничества, ве¬личайший во вселенной колесничный боец, сын Индры с пре¬великой поспешностью вступил один, о царь, в грозную, пол¬ную опасностей лесную чашу, богатую цветами и плодами, на¬селенную разными птицами, кишащую стадами всевозможных зверей, посещаемую сиддхами и чаранами.

Едва ступил Каунтея в тот безлюдный лес, как раздался в небе звук раковин и барабанов, пал на землю обильный дождь из цветов и бескрайние скопища облаков все вокруг покрыли тенью. Преодолев густые лесные чащи у подножия великой го¬ры, Арджуна поселился на вершине Химавана, озаряясь (ду¬ховным величием). Он увидел там деревья в цвету, на (вет¬вях) которых сладостно пели птицы; (увидел) реки, усеянные гигантскими водоворотами, подобные голубизной камню вайдурья. Над ними раздавались крики гусей, карандавов, журав¬лей и черных кукушек, слышались пение краунчей и павлинов. Увидев эти украшенные пленительными (прибрежными) роща¬ми реки с прохладными, чистыми, святыми водами, превосход¬ный колесничный боец проникся умилением. И наделенный су¬ровым пылом, великий духом Арджуна радостно предался же¬сточайшему подвижничеству в этом восхитительном лесном краю.

Взяв отшельнический посох и шкуру черной лани, облек¬шись в платье из травы дарбха, в течение месяца одни лишь плоды вкушал он раз в трое суток, а на второй месяц увеличил срок (поста) вдвое. На третий месяц ел он раз в две неде¬ли, принимая в пищу только сухие, упавшие на землю листья. Когда же пошел четвертый месяц, мощнодланный потомок Панду стал и вовсе питаться (одним только) воздухом. Воздев к небу руки, без всякой опоры стоял он на кончиках пальцев ног. Постоянно омываемы (дождем), стали схожи с молнией и с лотосом наплетенные волосы необъятно-мощного, великого ду¬хом (героя) 114.

Тогда все великие святые мудрецы пошли к славному Темношеему богу, Владетелю Пинаки. Почтительно поклонившись и умилостив его, поведали они о деяниях Пхальгуны: «Наде¬ленный мощным духовным пылом Партха пребывает на вер¬шине Химавана и (с таким жаром) предается тяжелейшему, суровому подвижничеству, что уже дымятся стороны света. Что задумал он совершить, никому из нас не ведомо; но (жар) его (подвижничества) опаляет нас — воспрепятствуй же ему, о Владыка богов!»

Махешвара сказал:

Успокойтесь и, забыв тревоги, возвращайтесь своей дорогой. Ведом мне его сокровенный замысел. Не ищет он ни жизни на небесах, ни власти, ни долголетия. Нынче же я исполню все, чего он добивается.

Вайшампаяна сказал:

Выслушав ответ Шарвы, воспрянули духом правдоречивые святые мудрецы и разошлись по своим обителям.

Такова в книге «Лесная» великой «Махабхараты» трид¬цать девятая глава.