Араньякапарва ГЛАВА 31

Драупади сказала:

Я поклоняюсь Дхатри и Видхатри, повергшим тебя в за¬блуждение! Твой образ мыслей противоречит (характеру) предназначенных тебе испытаний и тому, как поступали твои отцы и деды! Праведность, незлобивость, смирение, честность и сострадательность еще никому из людей не принесли в этом мире славы. Разве иначе ты, о бхарата, не заслужив того, по¬пал бы в столь тяжкую беду вместе со своими исполненными мощи братьями? Ведь никогда — ни прежде, ни теперь — не было для тебя, о бхарата, ничто на свете — даже сама жизнь — милее дхармы. Брахманы, духовные наставники и даже боги признавали, что (одной лишь) дхарме служишь ты правлени¬ем своим и самой жизнью. Полагаю, что ты скорее покинул бы Бхимасену с Арджуной, сыновей Мадри и меня, нежели от¬ступил бы от дхармы. Слышала я от людей, что царя — храни¬теля дхармы сама дхарма за это охраняет. Однако не вижу я, чтобы тебя она охраняла.

Как неотступно следует за человеком его тень, так разум твой, о муж-тигр, всегда неуклонно тянулся к дхарме. Ни рав¬ным тебе, ни низшим, ни тем более высшим не выказываешь ты пренебрежения; овладев всей землей, ты все же не возра¬стил рога (гордыни)56. О Партха, ты постоянно ублаготво¬ряешь богов возглашениями «Сваха!», предков — возлияниями, дваждырожденных — (предписанными) почестями. Ты всегда, о Партха, удовлетворяешь все желания брахманов, будь то подвижники, смиряющие чувства, о бхарата, или те, что до¬стигли освобождения, или (брахманы)- домохозяева. Ты раз¬даешь лесным отшельникам медные сосуды (с пищей); в доме твоем не сыскать ничего такого, что пожалел оы ты отдать брахманам. Той (пищей), что каждым утром и вечером при завершении обряда вайшвадева приносится (в жертву), ты пот¬чуешь затем гостей своих и слуг, сам же питаешься остатками, о царь! (Ты) постоянно занят совершением всех, какие толь¬ко есть, жертвоприношений: и (бескровных) ишти, и прино¬шений жертвенных животных, и жертв для исполнения жела¬ния, и приуроченных к случаю, и приношений вареного57. Да¬же (теперь), когда ты, покинув свое царство, поселился в этом великом, безлюдном лесу, где бродят дасью, — не оскудело твое благочестие!

Ашвамедха, раджасуя, пундарика, госава — вот какие со¬вершил ты великие жертвоприношения, сопровождавшиеся обильной раздачей даров. Не в своем уме ты был, о царь, когда в злой час поражения проиграл в кости царство свое, богатства, оружие, меня и братьев! Ты ведь честен, кро¬ток, щедр, скромен и правдив — как же (случилось), что пал (столь низко) твой разум, увлеченный болезненной страстью к игре? Сознание мое меркнет, сердце разрывается от боли, ког¬да вижу я тебя в этом несчастье, в столь великом бедствии!

Здесь обычно для пояснения излагают древнее предание, (свидетельствующее о том), что люди не вольны над собою, но подвластны Ишваре58. Владыка Установитель от века зачал, испустив семя, все, что несет живым существам радость или горе, наслаждение или страдание59. Как деревянная кукла60 движет своим телом (потому, что) ведома (нитью кукольни¬ка), так же, о царь, храбрейший из мужей, движут своими членами и эти создания. Проникая, как пространство, (тела) всех существ, Ишвара устанавливает для них в этом мире бла¬годенствие или злую участь, о бхарата! (Человек) скован, бес¬помощен, словно птица, схваченная силком 61; не хозяин он ни себе, ни другим, но пребывает во власти Ишвары. Как бусин¬ка, надетая на нить, как бык с продернутой в носу (верев¬кой), покоряется он воле Установителя, ибо из него сотворен, им направляем. Никогда, ни на единый миг, не волен человек распоряжаться собой; он подобен дереву, рухнувшему с берега прямо в середину потока62. Счастье или несчастье этого не¬вежественного создания нимало от него не зависит; на небо ли идет он или в Нараку — то Ишвара его направляет. Как стеб¬ли травы отданы во власть могучему Ветру63, так и все суще¬ства, о бхарата, покоряются воле Установителя. И на благо¬родный поступок, и на грех — на все подвигает только он, Ишвара. Проникая все существа, действует он в них, но (так, что) никто не заметит, (не скажет): «Вот он!». Это тело, на¬зываемое также «полем», — только орудие (в руках) Устано¬вителя64; (пользуясь) им, Владыка вызывает совершение дея¬ний, приносящих как добрые, так и дурные плоды.

Узри, сколь могущественна эта, сотворенная Ишварой майя; она обольщает самообманом умы живых существ, и они унич¬тожают друг друга. Одно виделось подвижникам, прозревшим сущность Вед; но все оборачивается совсем по-иному, (непредугаданно), как (сменяются) потоки ветра65. Ведь люди по-свое¬му судят о тех или иных вещах, Бог же создает и пересоздает эти вещи по-своему. Как недвижный, неодушевленный камень, кусок железа или дерева сокрушают другим камнем, куском железа или дерева, точно так же и Самосущий Владыка, Бог-Праотец, опутав людей обманом, истребляет их (руками) им же подобных, о Юдхиштхира! Как ребенок — игрушками свои¬ми, так Владыка играет живыми существами66: то сложит их, то разымет — как ему захочется. И относится Установитель к живым существам не как отец или мать, но как некто чужой, так что кажется, будто движет им только гнев.

Я вижу, как благородные, скромные, добродетельные то¬мятся в нужде, а подлые благоденствуют; стоит мне только подумать об этом, и я теряю покой. Видя, как бедствуешь ты, о Партха, и как процветает Суйодхана, я обвиняю Установи¬теля, допустившего такую несправедливость! Что за плод на¬мерен он пожать, наделяя счастьем жестокого, алчного, ненавидящего добродетель, преступающего все законы арьев сына Дхритараштры? Если только (последствие) деяния ложится на того, кто совершил его, а не на кого другого, тогда такое дур¬ное дело пятнает самого Ишвару!67 Ну а если последствия не настигают тех, кто творит дурные дела, то, значит, в этом ми¬ре основа всего — сила 68, и я горюю о тех, кто слаб.

Такова в книге «Лесная» великой «Махабхараты» тридцать первая глава.