Араньякапарва ГЛАВА 18

Васудева сказал:

Воззвавши к ядавам, сын Рукмини, о бык-бхарата, взошел на золотую колесницу, запряженную одетыми в доспехи ко¬нями. Он водрузил на ней изукрашенный стяг с изображением оскалившего пасть макары35, и (быстрые), словно бы по воз¬духу летящие кони понесли его на врага. Могучий герой под¬брасывал (в воздух) свой превосходнейший лук и звенел (те¬тивой); были при нем меч и колчан, а на руках— (защит¬ный) ремень и наперстки36. Лук свой он перебрасывал из ладони в ладонь, и тот мелькал быстрее молнии, отчего му¬тилось в глазах у пребывавших на Саубхе дайтьев. То и дело бросал он лук в воздух и снова ловил его; однако и малейшего просвета невозможно было углядеть между (стрелами), коими на поле битвы разил он врагов!

Не изменился цвет его лица, дрожь не объяла тела; слы¬шал (весь) мир, как издавал он чудесный, громогласный львиный клич. Великолепный стяг с изображением оскаливше¬го пасть водного чудовища, пожирателя рыб, реял на золотом древке над дивной его колесницей и ослепительно сверкал в лицо шальвийскому воинству, сея в нем ужас.

И, вырвавшись стремительно вперед, губитель недругов Прадьюмна обрушился, о царь, на Шальву, жаждавшего схват¬ки. Взъярился Шальва, не в силах он был стерпеть приближе¬ния к нему на поле брани отважного Прадьюмны, о продол¬жатель рода Куру! Опьяненный гневом и гордыней Шальва, покоритель чужих городов, сошел со своей, мыслью направ¬ляемой (Саубхи) и сразился с Прадьюмной. И грянула между Шальвой и первым из вришнийских героев многошумная бит¬ва, подобная той, что была между Бали и Васавой; за ней следили все (обитатели) миров! Вся изукрашенная золотом колесница (Шальвы), о герой, со знаменами, флагами, днищем и (запасными) колчанами «отворена была волшебством. Взойдя на эту лучшую из колесниц — о владыка-кауравья, — могучий, славный (царь) осыпал стрелами Прадьюмну. Тотчас же и Прадьюмна в ходе битвы обрушил на Шальву целый ливень стрел и проворством рук привел его, казалось, в полное заме¬шательство. Натиска (стрел) его в битве не мог потерпеть царь Саубхи; стрелами, схожими с пылающим огнем, осыпал он сына моего! Поразили стрелы Шальвы сына Рукмини, и тогда поспешно метнул он «в сердце разящую» стрелу37, о Индра царей! Пущенная сыном моим оперенная стрела, пробив доспех, вонзилась Шальве в сердце; померкло сознание его, и пал он (на землю). Когда же простерся в бесчувствии храб¬рый шальвийский царь, индры данавов обратились в бегство, раздирая (ногами) землю. Как только, лишившись сознания, пал наземь властитель Саубхи, воинство Шальвы вскричало: «Горе нам, горе!» —о царь, владыка земли! Но вот очнулся могучий (Шальва), восстал (с земли) и тотчас же, о кауравья, послал стрелу в Прадьюмну. Прадьюмна, поглощенный боем, тяжко ранен был ею в основание шеи; в изнеможении пал мощнодланный герой на (днище) своей колесницы. Шальва, сразивши сына Рукмини, издал львиный клич, о великий царь, заполнивший громом всю землю. Едва лишь повергся в бес¬чувствие сын мой, о бхарата, как (Шальва) немедля послал в него новые, неотразимые стрелы. Ошеломленный напором бесчисленных стрел, Прадьюмна (лежал) недвижим среди бран¬ного поля, о цвет рода Куру!

Такова в книге «Лесная» великой «Махабхараты» восемнад¬цатая глава.