Навигация

Араньякапарва СКАЗАНИЕ О КИРАТЕ ГЛАВА 13

Вайшампаяна сказал:

Прослышав об изгнании Пандавов и выпавших им лише¬ниях, сошлись в тот великий лес бходжи и вришни с андхаками. Сыновья и родичи царя панчалов (Друпады), Дхриштакету, правитель Чеди и великой отвагой стяжавшие славу во всей вселенной братья Кекаи — все они, пылая гневом и не¬годованием, присоединились в лесу к Партхам. «Что (теперь) делать?!»— восклицали они, порицая сынов Дхритараштры. Предводительствуемые Васудевой, быки-кшатрии толпой окру¬жили Царя справедливости — Юдхиштхиру.

Васудева сказал:

Напьется земля крови Дурьодханы, Карны, злодея Шакуни и последнего из четырех — Духшасаны! И тогда мы сообща посвятим на царство Царя справедливости — Юдхиштхиру. По-ступающие подло заслуживают смерти — таков закон извечной дхармы!

Вайшампаяна сказал:

Учиненное сыновьям Притхи притеснение привело Джанардану в такую ярость, что он готов был, казалось, испепелить все живое. Видя, как разгневан Кешава, попытался Арджуна умиротворить его. Принялся Пхальгуна воспевать хвалу со¬вершенным в прежних воплощениях деяниям воистину слав¬ного, великого духом (мужа), беспредельного Пуруши, (Во¬площения) истины, главы всех праджапати, Опоры мира, об¬ладателя непомерной духовной мощи, мудрого Вишну 1.

Арджуна сказал:

В стародавние времена ты, о Кришна, был подвижником, ночевавшим, согласно особому обету, там, где застигнут су¬мерки, и скитался десять тысяч лет по святой горе Гандхамадана. Потом десять тысяч и еще десять сотен лет ты, о Криш¬на, прожил близ Пушкар, питаясь одной водою. В Вишала-Бадари ты, губитель Мадху, сотню лет простоял на одной ноге, питаясь только воздухом, воздев руки к небу 2. Совлекши с се¬бя верхнюю часть одежды3, истощенный до того, что просту¬пили наружу все внутренние каналы тела4, ты, о Кришна, пребывал у (берегов) Сарасвати все время, пока не заверши¬лась двенадцатилетняя сатра. Затем, придя к тиртхе Прабхаса, куда каждый благочестивый человек обязан совершить паломничество, ты, обладатель великого духовного пыла, во исполнение данного обета тысячу небесных лет предавался там подвижничеству, стоя на одной ноге. Ты — «знающий по¬ле» 5, в тебе — исток и конец всего живого, в тебе находят опору подвижники; ты — извечное жертвоприношение, о Кришна-Кешава! Сразивши Нараку, сына Земли, ты, о Кришна, отнял у него алмазные серьги6 и выпустил перворожденного жертвенного коня7! Свершив сей подвиг, ты. вселенский бык, покоритель мира, истребил на поле брани всех до единого дайтьев и данавов. И затем, передав свой сан миродержца суп¬ругу Шачи, ты, мощнодланный Кешава, вновь явился среди людей! Бывши Нараяной, ты, губитель недругов, проявился как Хари, Брахма8, Сома, Сурья, Дхарма, Дхатри, Яма, Анала, Баю, Вайшравана, Рудра, Кала, Небо, Земля, Страны све¬та — все это ты, Нерожденный, Наставник всего живого и не¬живого, Творец (мира), Высочайший Пуруша! В лесу Чайтраратха ты, о Кришна, богатый духовным пламенем, совершил тураяну и другие жертвенные обряды, сопровождавшиеся обильными дарениями. И при каждом из жертвоприношений твоих, о Джанардана, доставались любому (из брахманов) сот¬ни, а то и многие тысячи золотых! Ты же, приняв рождение от Адити, стал известен земле как Вишну, младший брат Индры, о радость ядавов! И, будучи младенцем, ты, о Кришна, гроза недругов, благодаря своей духовной мощи смог тремя ша¬гами покрыть землю, небо и воздушное пространство9. Овла¬дев небом и поднебесьем, ты, о душа всего сущего, вступил в дом Адитьи и сиянием духовного пламени своего затмил са-мого Бхаскару10. Уничтожив сети (демона) Муру, сокрушив Нисунду и Нараку, ты вновь сделал безопасными пути ко гра¬ду Прагджьотиша11. Ты победил в Джарутхи Ахути, Крантху, Шишупалу с его воинством, а также Бхимасену, Шайбью и Шатадханвана. На колеснице, сверкающей, как солнце, грохо¬чущей, как грозовая туча12, ты в битве одолел Рукмина и сде¬лал дочь Бходжи своей царственной супругой. В ярости ты поразил Индрадьюмну и явану Кашерумана; тобой уничтожен Шальва, правитель Саубхи, и сама Саубха низвергнута13. В Иравати пали от твоей руки Бходжа, не уступавший в ратном деле самому Картавирье, а также Гопати и Талакету. Любез¬ный святым мудрецам 14, благословенный, цветущий град Двараку ты сделал своей столицей, о Джанардана; ты же (в буду¬щем) низведешь его в океан 15. Ты свободен от зависти, злобы, неправды, жестокости, о Губитель Мадху, — нельзя и помыс¬лить о том, о Дашарха, чтоб ты поступил не по чести. К тебе, о Неколебимый, когда ты восседаешь, уйдя в свои думы, оза¬ряясь пламенем духа, без страха подходят святые мудрецы со своими мольбами. Когда завершается юга, ты собираешь воедино все сущее, вбираешь в себя этот мир и пребываешь в покое, о Губитель Мадху, гроза недругов! Не были прежде и впредь не будут совершены кем-либо деяния, подобные тем, что ты совершил, о бог, будучи еще ребенком16, с помощью Баладевы. В небесном дворце Вайраджа, о лучезарный, лотосоокий владыка, обитал ты вместе с самим Брахмой!

Вайшампаяна сказал:

Сказав это Кришне, словно бы самому себе 17, умолк Пандава. И тогда обратился к Партхе Джанардана: «Воистину, ты — мой, а я — твой; все, кто со мной, те и с тобой; твой враг — мой враг; кто за тебя — тот и за меня! Ты — Нара, а я — Нараяна-Хари; мы с тобой, о необоримый,—два святых мудреца, Нара и Нараяна, пришедшие в этот мир из иного. Ты неотличим от меня, а я — от тебя, о Партха; между нами двумя нельзя обнаружить разницы, о бык-бхарата!»

Но вот на сходке мужей-героев, среди кипящих негодова¬нием царей, Кришна-Панчали, сопровождаемая отважными братьями во главе с Дхриштадьюмной, приблизилась к лотосоокому (Кришне) — заступнику, восседавшему вместе с про¬чими ядавами, и обратилась к нему с мольбой о защите:

«В незапамятные времена первотворения ты звался Единым, Праджапати, Творцом всех существ; о том поведал Асита Де¬вала. Ты — Вишну, о необоримый, ты — жертвенный обряд, о Сокрушитель Мадху, ты — жертвователь и сама жертва, как говорил о том сын Джамадагни. Милосердием и истиной зовут тебя святые мудрецы; о высочайший Пуруша, ты — жертвопри-ношение, рожденное из Истины, как о тебе сказал Кашьяпа. Владыка тех, кто властвует над всеми богами, садхьями и васу; Властелин мира, Движитель мира — так называл тебя Нарада. Главою ты заполнил небеса, стопами (покрыл) всю землю, твое чрево, о владыка, — эти миры, ты — извечный Пуруша 18! Ты — величайший среди святых риши, закаливших дух свой в пламени знания и тапаса, трудом подвижническим проявивших свое истинное „Я", достигших полноты созерцания Атмана. В тебе, высочайший Пуруша, обретают спасение благочестивые цари-мудрецы, не обращавшиеся вспять на поле брани, удов¬летворившие все требования дхармы. Ты — Прабху, Вибху, Бху, Самосущий, Вечный! И Хранители мира, и сами миры, созвездия, десять стран света, небо, Солнце, Луна — все они пребывают в тебе! Смертность тварей и бессмертие небожите¬лей, все, чему надлежит быть во вселенной, заключено в те¬бе, о мощнодланный! Уповая на тебя, о Мадхусудана, хочу по¬ведать тебе о своих бедствиях, ибо ты — верховный владыка всех существ, как людей, так и небожителей!

Я довожусь супругой Партхам, сестрою Дхриштадьюмне, владыка Кришна, — как же осмелились такую, как я, силой втащить в Зал собрания! Горе мне, благонравной супруге: меня, дрожащую, в единственном, кровью запятнанном одея¬нии втащили в Собрание рода Куру! Видя меня в пору нечи¬стоты моей среди царей, в Собрании, потешались подлые сы¬новья Дхритараштры! Не терпелось им порадоваться, превра¬тив меня в рабыню, — и это при живых-то Пандавах, панчалах и вришнийцах, о Губитель Мадху! Ведь я, о Кришна, и Бхишме, и Дхритараштре — обоим по закону довожусь невест¬кой, и вот меня насильно обратили в рабство!

Я обвиняю Пандавов, могучих, непревзойденных бойцов, в том, что они спокойно наблюдали, как истязают их многослав¬ную законную супругу! Позор мощи Бхимасены, позор (искус¬ству) лучника Арджуны — ведь оба они, о Джанардана, допустили, чтобы измывались надо мной эти ничтожества! Как бы ни был муж слаб, он должен вступаться за жену — это веч¬ная стезя дхармы, коей зсегда следуют праведники. Защищая жену, оберегаешь свое потомство; оберегая потомство, защи¬щаешь себя самого; ведь (супруг) возрождает в жене себя самого, потому она (для него) „родительница"19. Так же и жена должна оберегать супруга: „Не он ли возродится в моем чреве?" Никогда еще прежде не отказывали Пандавы искав¬шим у лих защиты, а мне, взывавшей о помощи, не вняли! Каждому из пятерых родила я безмерно могучего сына; хотя бы о тех подумав, они должны были спасти меня, Джанарда¬на! От Юдхиштхиры — Пративиндхья, от Врикодары — Сутасома, от Арджуны — Шрутакирти, от Накулы — Шатаника, от младшего — Шрутакарман; все они истинно доблестны, столь же сильны в колесничном бою, как твой Прадьюмна! Превос¬ходные стрелки из лука, неодолимые для недругов в битве, как могли они претерпеть такое от немощных сынов Дхрита¬раштры! Беззаконным путем отняли у них царство, самих об¬ратили в рабов, меня же в пору нечистоты моей под одним лишь покровом вволокли в Зал собрания!

Никому не под силу напрячь тетиву Гандивы, кроме Ард¬жуны, Бхимы и тебя, Губитель Мадху! Но — позор Гандиве Партхи, позор мощи Бхимасены за каждый миг жизни, о Кришна, дарованный ими Дурьодхане! Когда они были еще детьми, постигали учение Вед, соблюдали обеты — не он ли, о Губитель Мадху, ни в чем не повинных, изгнал их из страны вместе с матерью? Этот негодяй подсыпал в пищу Бхимасене сильный, свежий, крепкий, смертоносный яд. Однако Бхима вместе с пищей полностью переварил его, не ощутив ни ма¬лейшего вреда, о мощнодланный Джанардана, высший Пуруша! Когда в Праманакоти Врикодара безмятежно забылся сном, (Дурьодхана) связал его, о Кришна, бросил в Гангу и убе¬жал прочь!20 Пробудившись, мощнодланный сын Кунти, си¬лач Бхимасена, изорвал свои путы и выбрался (из воды). Ему, спящему, все тело изжалили ядовитые черные змеи — но и тогда выжил губитель недругов! Пробудившись, сын Кунти тотчас перебил всех змей и, ударив наотмашь, умертвил лю¬бимого возницу (Дурьодханы)! Другой раз, во граде Варанавате, когда дети крепко уснули рядом с почтенной матерью, надумал он сжечь их живьем21; кто еще посмел бы совершить такое? Почтенная женщина, окруженная языками пламени, по¬пав в столь страшную беду, испугалась и, плача, молвила сыновьям Панду: „О горе, близка моя смерть! Где найти избав¬ление от этого пламени? Не имея защитника, суждено мне погибнуть здесь вместе с малыми детьми!" Тогда мощнодланный, отважный, стремительный, как вихрь, Врикодара утешил почтенную мать и братьев: „Сейчас я полечу, подобно птице Гаруде, Вайнатее, красе пернатых, — вам не страшна беда!" Почтенную мать усадил он на левое бедро, царя (Юдхиштхиру) —на правое, близнецов — на плечи, а Бибхатсу себе на спину. Унося их с собой, стремительно и мощно взлетел ввысь Бхимасена; так могучий (герой) спас почтенную мать и братьев от пламени.

Выступив оттуда в ночи вместе с многославной матерью, добрались они до великого леса, прилегавшего к лесу Хидимбы22. Когда утомленные дорогой, удрученные скорбью, Панда-вы вместе с матерью расположились на ночлег в том лесу, приблизилась к ним, спящим, ракшаси по имени Хидимба. Своевольно положив ноги Бхимы к себе на колени, прекрас¬ная (ракшаси) принялась любовно поглаживать их своей неж¬ной рукой. Истинно доблестный, могучий Бхима, чей дух не¬объятно велик, пробудился ото сна и спросил ее: „Что ищешь ты здесь, безупречная дева?"

Заслышав звук их беседы, грозный обликом, страшный, мер¬зейший из ракшасов приблизился к ним, издавая оглушительный рев. „С кем ты там разговорилась? Тащи-ка его сюда, по¬ближе, мы съедим его, Хидимба! Поскорей же, что медлишь?" Но безупречная, гордая дева, чье сердце преисполнилось жа¬лостью, сочувствуя (Бхимасене), не пожелала отвечать (бра¬ту). Тогда людоед-ракшаса, издавая устрашающие вопли, вих¬рем налетел на Бхимасену. Обрушив на него в ярости натиск невиданной силы, могучий ракшаса рукою схватил Бхимасену за руку. Другую же руку сжав в кулак, крепкий, как Индрова ашани, разящий, как ваджра, нанес он ею Бхимасене мол¬ниеносный удар. Не мог стерпеть Бхимасена того, что ракшаса схватил его за руку; воспламенился гневом мощнодланный Врикодара. Тут у Бхимасены с Хидимбой, искусно владеющих всевозможным оружием, закипела шумная, яростная схватка, подобная той, что была у Вритры с Васавой. Умертвил Бхима¬сена Хидимбу и вместе с братьями продолжил путь, впереди же пошла (сестра ракшасы) Хидимба. Родила она (Бхиме) Гхатоткачу.

Затем славные Пандавы вместе с матерью, сопровождаемые толпами брахманов, поспешно направились к Экачакре. В пути пользовались они добрыми советами Вьясы, всегда радевшего об их благе. Наконец прибыли Пандавы, строгие блюстители обетов, в Экачакру. Здесь они уничтожили столь же грозного, как и Хидимба, силача-людоеда по имени Бака. Сразивши это чудовище, Бхима, первейший среди бойцов, пошел вместе с братьями в столицу (царя) Друпады. Пока там гостили, до¬бился руки моей Савьясачин, как и ты когда-то, о Кришна, завладел Рукмини, дочерью Бхишмаки. В славном бою добыл меня Партха23, о Сокрушитель Мадху! Величайший, для других невыполнимый подвиг совершил он на моей сваямваре.

Теперь же, о Кришна, великое множество скорбей терзает нас, несчастных; а за отсутствием почтенной матери мы долж¬ны будем жить, повинуясь руководству одного Дхаумьи. Как могли эти мужи, отважные, словно львы, всех недругов пре¬восходящие мощью, спокойно наблюдать мои мучения, причиняемые презренными (врагами)! Как давно уже терпят они от слабейших и мелочных злодеев столь мучительные при¬теснения! Я происхожу из славнейшего рода, чудесным было мое рождение24, я — невестка великого духом Панду, любимая жена его сыновей; и меня-то, примерную супругу, на глазах у пятерых (моих мужей), каждый из которых подобен Индре, волокли, схватив за волосы, о Губитель Мадху!»

С этими словами медоречивая Кришна, заслоняя свой лик лотосовым бутоном нежной руки, зарыдала. Горькими слезами орошала Панчали свою прекрасную, высокую, округлую, от-меченную благоприятными знаками грудь. Отирая с глаз сле¬зы, то и дело вздыхая, голосом, прерывающимся от рыданий, вскричала она в гневе:

«Ни супругов, ни сыновей больше нет у меня! Ни братьев, ни отца, ни родичей — и даже ты покинул меня, о Губитель Мадху! Ведь вы бестрепетно наблюдали за тем, как ничтож¬ные людишки наносят мне оскорбление! Не унимается моя ду¬шевная мука, (рожденная) теми насмешками Карны!»

Тогда посреди Собрания мужей-героев молвил ей Кришна: «Заплачут жены тех, кто 'прогневил тебя, красавица! Усы¬панные стрелами Бибхатсу, залитые потоками крови, сражен¬ные, будут враги, расставшись с жизнью, простерты на ложе земли! Не печалься! Все, что в силах моих, сделаю я для Пандавов. Истинно то, что тебе обещаю: будешь царицей, супру¬гой царей. Скорей рухнет небо, расколется Химаван, земля распадется в прах, океан иссохнет, о Кришна, нежели это сло¬во мое не сбудется!»

Дхриштадьюмна сказал:

Я убью Дрону, Шикхандин — Прадеда, Бхимасена — Дурьодхану; Карна примет смерть от Завоевателя богатств. Ведь если придут на помощь к нам Кришна и Баларама, тогда, о (красавица) с ясной улыбкой, не одолеть нас в бою самому Губителю Вритры — что там говорить о сыновьях Дхритараштры!

Вайшампаяна сказал:

При этих словах герои обратили лица свои к сыну Васудевы; и, стоя между ними, мощнодланный Кешава начал свою речь,

Такова в книге «Лесная» великой «Махабхараты» тринад¬цатая глава.