Навигация

Араньякапарва СКАЗАНИЕ ОБ УБИЕНИИ КИРМИРЫ ГЛАВА 12

Дхритараштра сказал:

О Кшаттри, я хочу услышать об уничтожении Кирмиры. Поведай о том, как сразился Бхимасена с ракшасой.

Видура сказал:

Слушай (рассказ) об этом подвиге вершителя сверхчело¬веческих деяний Бхимы, как сам я прежде слышал его в не¬однократном повторении от самих (Пандавов). Потерпев по¬ражение в игре, о Индра царей, Пандавы ушли из здешних мест и через трое суток (пути) достигли леса, называемого Камьяка. Когда минует грозный час полночи и все погружает¬ся в сон, бродят, о царь, в тех местах, творя свои черные дела, людоеды-ракшасы. Отшельники и прочие обитатели лесов из страха перед людоедами обычно обходят этот лес стороной. И только (Пандавы) вступили в эти места, о бхарата, как вы¬рос перед ними, преградив дорогу, престрашный ракшаса с горящими глазами, державший (в руке) пылающую головню. Растопырив руки, корча устрашающие рожи', стоял он, пере¬крывая собой тропу, которой двигались потомки Куру. Он за¬кусил губу клыками, глаза его были красны, как медь, а ярко-огненные волосы стояли дыбом; и потому он был подобен туче, украшенной солнечным лучом, дискам молнии и (проле¬тающей под нею) журавлиной стаей. Он источал ракшасские колдовские чары, издавал оглушительный рев, громыхал, по¬добно грозовому облаку. Ошеломленные его ревом птицы, а также все обитатели суши и вод с криками бросились в разные <стороны. И такое множество тигров, оленей, медведей и буй¬волов спасалось бегством, что казалось, будто от рева (ракшасы) сам лес пришел в движение. (Яростно крутя) бедрами, чудовище (подняло) вихрь, который сокрушил множество деревьев ашока и (ударил) даже по самым дальним лианам, заставив их прильнуть к древесным стволам. В тот же миг подули свирепые ветры и пыль, покрывшая небо, затмила •звезды.

(Явлением) этого грозного, неведомого врага пятеро сыно¬вей Панду были (потрясены), словно пять человеческих чувств, (когда обрушивается на них) порыв неудержимого отчаяния. Еще издали завидел он облаченных в оленьи шкуры Пандавов и теперь преградил им доступ в лес, словно гора Майнака. Никогда прежде не видела (подобного чудища) лотосоокая Криш¬на; увидев же, испугалась и закрыла глаза от страха. Волосы «е, беспорядочно рассыпанные рукою Духшасаны2, струились по плечам, и потому (когда она, лишаясь чувств от страха, зашаталась, стоя между пятью супругами), то стала подобна реке, струящейся в теснине между пятью горными вершина¬ми3. Теряющую сознание, удержали ее пятеро Пандавов, как пять чувств руководят страстью, направляя ее среди мирских объектов.

Но тут отважный Дхаумья, прибегнув ко всевозможным, по¬добающим случаю губительным для нечисти заклятиям, на гла¬зах у сыновей Панду разом развеял страшные колдовские ча¬ры ракшасы. Когда могучий ракшаса понял, что он лишился своей колдовской силы, глаза его расширились от гнева; и тут злодей, обладающий даром произвольных превращений, пред¬стал перед ними подобием самой смерти. Тогда спросил его многомудрый царь Юдхиштхира: «Кто ты, какого (племени)? Благоволи сказать, что нам сделать для тебя?» Отвечал ракшаса Юдхиштхире, Царю справедливости: «Я — брат Баки, зо¬вусь Кирмирой. Беззаботно живется мне в Камьяке, этом пустынном лесу; одолевая людей в единоборстве, я не знаю недостатка в пропитании. Ну а вы кто такие, что приблизились ко мне, обрекши себя на съедение? Всех вас я одолею в битве и преспокойно съем!»

Юдхиштхира, услышав такие слова злодея, назвал ему тог¬да свое имя, свой род и все прочее, о бхарата! «Я — Пандава, Царь справедливости, коль тебе доводилось слышать. Отнято у меня мое царство, и вот, решив поселиться в лесу, пришел я вместе со всеми братьями моими — Бхимасеной, Арджуной и другими — в дикую эту чащу, в твои владения».

Кирмира оказал:

«Что за удачу послали мне боги! Сегодня (исполнится) здесь давнее мое желание! С оружием наготове скитался я по всей земле, чтобы уничтожить Бхимасену, но так с ним и не встретился. И вот, по милости судьбы, он сам является ко мне, тот, кого я так долго искал, убийца брата. Не он ли убил в Ветракиягрихе любимого брата моего Баку? Пришлось ему тогда переодеться брахманом, прибегнуть к хитрым уловкам — (ведь) где ему было взять сил (для руко¬пашной схватки)! А еще прежде он, злодей, убил доброго дру¬га моего, Хидимбу, жителя лесов, и увел его сестру! И этот-то-безумец забрел сюда, в мою глухую чащу, в полночный час нашей охоты! Сегодня я свершу над ним давно взлелеянное мной отмщение и насыщу Баку его обильно текущей кровью. Истреблю этот терний, терзавший ракшасов, и этим исполню» долг свой перед братом и другом, сам же обрету высший покой. Хоть и удалось прежде Бхимасене уйти от (рук) Баки„ но сегодня я пожру его у тебя на глазах, Юдхиштхира! Да, сейчас я убью Врикодару во цвете жизненных сил, проглочу и переварю его, как некогда Агастья — великого асуру (Ватапи4)».

Благочестивый, верный своему слову Юдхиштхира в ответ воскликнул: «Этому не бывать!» — и принялся в гневе поно¬сить того ракшасу. А мощнодланный Бхима вырвал из земли .дерево высотою с девять вьяма и наспех очистил его от листьев. В мгновение ока Арджуна Победоносный напряг тетиву Гандивы, разящего крепко, как ваджра. Однако Бхима удержал Джишну, о бхарата, и сам устремился вперед, крича тому страшному ракшасе: «Защищайся!» Бросив этот клич, могучий Пандава Бхима затянул пояс, потер руки, закусил нижнюю губу и, вне себя от ярости, стремительно бросился на против¬ника, размахивая, словно оружием, стволом дерева. Это (де¬рево), схожее с палицей Ямы, обрушил он с огромной силой, словно Магхаван — свою ваджру, на голову (ракшасы). Одна¬ко ракшаса, не дрогнув, противостал ему в схватке и метнул в него свою пылающую головню, сверкнувшую подобно ашани. Бхима, первый среди бойцов, еще высоко в воздухе отбил эту головню ударом левой ноги, и она вернулась обратно к ракша¬се. Разгневанный Кирмира разом выворотил из земли целое дерево и им, словно (Яма) —палицей своей, стал биться с Йандавой. И началось тут у них гибельное для леса побоище древесными стволами, какое было встарь между братьями Ва-лином и Сугривой5, соперничавшими из-за (царской) славы. Обрушиваясь на их головы, деревья разлетались на куски, словно то были лотосы и водяные лилии, падающие на головы взбешенных слонов 6. Повсюду в том великом лесу виднелись раскрошенные, как тростинки, раскиданные по земле, как лох¬мотья мочальной одежды, деревья. Но эта битва древесными стволами между первейшим среди ракшасов и превосходней¬шим из людей длилась лишь краткий миг, о владыка народа! Вот, метнув большой камень, поразил им разъяренный ракша¬са увлеченного схваткой Бхиму. Покачнулся (от удара) Бхимасена, и набросился ракшаса на ошеломленного ударом кам¬ня Пандаву, будто (демон) Сварбхану (в миг затмения) на¬пал на Солнце, раскинув, как лучи, свои (бесчисленные) руки. Они схватывались и таскали друг друга, подобно двум деру¬щимся быкам. Закипела между ними отчаянная, шумная ру¬копашная схватка, словно то были два разъяренных тигра, терзающих друг друга клыками и когтями.

Но вот, поймав (на себе) взгляд Кришны, (вспомнив) об оскорблении, нанесенном Дурьодханой, и возгордясь мощью своих рук, воспрянул Врикодара. В ярости обрушился он па врага и сдавил его, обхватив руками, (с такой силой, с какой обезумевший) слон с лопнувшими висками7 (теснит) своего соперника. Сопротивлялся могучий ракшаса, но Бхимасена, первейший среди борцов, осилил его и повалил на землю. Оба силача так крепко мяли друг друга руками, что при схватке их слышался страшный треск, как если бы кто-то ломал бам бук. Наконец, мощным рывком бросив (ракшасу) наземь, Врикодара обхватил его за пояс и начал изо всех сил трясти, словно вихрь — деревце. Одолеваемый могучим Бхимой, (ракшаса) истощил в борьбе свои силы, но все же, покуда в нем теплилась жизнь, продолжал сопротивляться и судорожно цеплялся за Пандаву. Врикодара, видя, что он обессилел, оп¬лел его руками, как жертвенное животное связывают веревкой. Ракшаса издал громкий вопль, подобный звуку удара, прор¬вавшего большой барабан. Уже потерявшего сознание, корча¬щегося в судорогах, долго еще продолжал трясти его Бхима. Убедившись, наконец, что ракшаса сломлен, сын Панду вце¬пился в него руками и убил, как убивают скот. Упершись в поясницу мерзейшего из ракшасов коленом, руками сдавил ему горло Врикодара. Затем, швырнув его, лишенного признаков жизни, с остекленевшим взором, на землю, Бхима сказал: «Не придется тебе, о злодей, осушить слезы Хидимбы и Баки, ибо сам ты отходишь в обитель Ямы» 8. Сказавши это, храбрейший среди мужей, чьи глаза по-прежнему были еще расширены гневом, отошел, оставив лежать на земле лишенного одежд и украшений, сотрясаемого (предсмертными) судорогами, утра¬тившего сознание, бездыханного ракшасу.

Когда этот ракшаса, подобный обликом грозовой туче, был уничтожен, сыновья земного Индры9 восславили на радостях многочисленные достоинства Бхимы и затем, пропуская вперед Кришну10, направились к (обители) Двайтавана11.

Вот каким образом, о каурава, владыка потомков Ману, Бхима, повинуясь приказу Царя справедливости, сокрушил в битве Кирмиру. Теперь, избавив лес от терзавшего его терния, неодолимый (царь Юдхиштхира), знаток дхармы, вместе с Драупади обосновался в нем на жительство. Общими усилия¬ми старались быки-бхараты развлечь Драупади; веселые и до-вольные, возносили они хвалы Врикодаре.

Когда ракшаса был сокрушен и уничтожен мощью рук Бхи¬мы, герои вступили в тот лес, (отныне ) мирный, избавленный от терзавшего его терния. Я сам, проходя тем великим лесом, видел валявшееся посреди дороги (тело) страшного злодея, со¬крушенного мощью Бхимы. И я слышал, о бхарата, как рас¬сказывали об этом подвиге Бхимы сошедшиеся к тому месту брахманы.

Вайшампаяна сказал:

Выслушав (повесть) о том, как пал в битве первейший сре¬ди ракшасов — Кирмира, царь (Дхритараштра) печально вздохнул, поглощенный своими мыслями.

Такова в книге «Лесная» великой «Махабхараты» двена¬дцатая глава.

КОНЕЦ «СКАЗАНИЯ ОБ УБИЕНИИ КИРМИРЬЬ