Араньякапарва ГЛАВА 7

Вайшампаяна сказал:

После того как Видура отбыл к Панданам, в их обитель, многомудрый Дхритараштра проникся раскаянием, о царь-бхарата! Придя ко входу в Дом собрания, вспомнил он вдруг о Видуре, и разум его помутился; пораженный в сердце (тос¬кою), пал он (на землю)45 на виду у (присутствовавших там) Индр среди царей46. Когда же сознание вернулось к нему, царь поднялся с земли и молвил такое слово стоявшему рядом Санджае:

«Брат и друг мой Видура — воистину, словно второй (бог) Дхарма47. Стоит теперь мне вспомнить о нем, и кажется, буд¬то, сердце рвется с великой болью на части. Приведи же скорее назад моего брата, знатока дхармы!» Сказав это, царь не сдержал безутешных рыданий. Раскаяние жгло его, терзали воспоминания о Видуре. Движимый братской любовью, о царь, обратился он (снова) к Санджае с такими словами: «Ступай, о Санджая, проведай, жив ли еще брат мой Видура, которого я удалил, поддавшись неправедному гневу. Никогда ни малей¬шего зла не видал я от своего мудрого, необъятным умом на¬деленного брата; как же могло случиться, что я сам причинил многомудрому зло? Ступай, о Санджая, и приведи мне того мудреца, пока еще он не расстался с жизнью!»

Выслушав царское слово, «Исполню!»—воскликнул Санд¬жая; получив дозволение удалиться48, спешно направился он к лесу Камьяка. Вскорости прибыл он в этот лес, где (укры¬вались) Пандавы, и там увидал Юдхиштхиру, облаченного в оленью шкуру49; тот восседал рядом с Видурой в окружении тысяч брахманов, братья же охраняли его, как небожители Шатакрату. Приблизившись к Юдхиштхире, почтительно пре¬клонился перед ним Санджая, а Бхиме, Арджуне и близнецам также воздал подобающие почести. Был удобно усажен Санд¬жая, когда же вопросил его царь о здоровье и благополучии, то поведал о причине своего приезда и добавил следующее: «О Кшаттри, не забыл тебя царь Дхритараштра, сын Амбики. Поспеши повидаться с ним, возврати царя к жизни! Заручив¬шись согласием этих достойнейших мужей, Пандавов, потом¬ков Куру, ты должен, даритель гордости, по воле льва средь царей (немедля) отправиться в путь!»

Вняв его речи, мудрый и нежно привязанный к родствен¬никам Видура с соизволения Юдхиштхиры вернулся в Город слона. Сказал ему, многомудрому, могучий Дхритараштра: «Ка¬кое счастье, что ты вновь со мною, знаток дхармы, что не за¬был меня, безгрешный! Из-за тебя, о бык-бхарата, ни ночью, ни днем не ведал я нынче покоя, и уже виделось мне, будто я в ином теле». Привлекши Видуру к себе, вдохнув запах его головы50, царь промолвил. «Прости те грубые слова, что мною были сказаны».

Видура сказал:

«Я уже простил тебя, о царь! Ведь ты для всех нас — верховный наставник. Я и прибыл сюда столь поспешно пото¬му только, что горел желанием увидеть тебя. Те люди, муж-тигр, чьи помыслы обращены к дхарме, всегда поспешают на помощь попавшим в беду; в таких случаях, о царь, не приходится (тратить время) на размышления. Твои дети и сыновья Панду равны в моих глазах; но (Пандавы) попали в беду — вот почему я сейчас мыслями с ними!»

Вайшампаяна сказал:

Так осиянные величием братья, Видура и Дхритараш¬тра, примирившись друг с другом, обрели несказанную ра¬дость.

Такова в книге «Лесная» великой «Махабхараты» седьмая глава.