Араньякапарва Глава 1.

Джанамеджая сказал:

Итак, нечестивые сыновья Дхритараштры с советниками своими плутовски обыграли Партхов в кости, прогневила их дерзкими речами и тем посеяли великую вражду. Как же по¬ступили, о достойнейший дваждырожденный 1, в то давнее вре¬мя праотцы мои, потомки Куру? Как, внезапно лишившись царской власти и встретившись с бедою, по лесам скитались Партхи, самому Индре равные пламенностью духа?2 Кто по¬следовал за ними, постигнутыми тяжкой невзгодой? Чем кор¬мились великие духом (Партхи), какие дела вершили, в ка¬ких краях обитали? Как, о достойнейший брахман, протекли для этих героев, сокрушителей недругов, двенадцать лет жизни в лесах? И как царевна Драупади, прекраснейшая из женщин, неизменно правдоречивая, верная супружескому долгу, прича¬стная великой доле, (ничем) не заслужившая лишений, всту¬пила в мрачное лесное жилище? Обо всем этом поведай мне пространно, о владеющий сокровищем тапаса!3 Велико мое нетерпение услышать из уст твоих, о брахман, рассказ о под¬вигах (героев), наделенных в избытке мощью и ратным пылом!

Вайшампаяна сказал:

Итак, когда нечестивые сыны Дхритараштры с советниками своими плутовски обыграли в кости и прогневили их, Партхи покинули Город слона 4. Они взяли с собой Драупади и в пол¬ном вооружении выступили через городские ворота Вардхама-на, держа путь на север5. (Колесничие), возглавляемые Индрасеной, со всеми женами и четырнадцатью слугами следовали за ними на быстрых колесницах.

Проведав об их уходе в изгнание, опечалились горожане; забыв об осторожности, собирались они и друг другу так гово¬рили, без умолку порицая Бхишму, Дрону, Видуру, а также сына Готамы: «Пропадем мы все, и роды, и семьи наши, если нечестивец Дурьодхана с помощью Саубалы, Духшасаны и Карны взойдет на царство. Ведь там, где злодей, на злодеев же опираясь, правит царством, нет ни родовых устоев, ни бла¬гонравия, ни дхармы, ни артхи — откуда взяться там благопо¬лучию? Дурьодхана, алчный, тщеславный, низкий в помыслах, от природы бесстыдный, ненавидит всех, кто в чем-либо его превосходит; (зато) он дружен с людьми, отошедшими от добрых обычаев. Всему миру грозит гибель, если только воца¬рится Дурьодхана. Пойдем же лучше и мы все следом за Пандавами. Скромны, сострадательны, покрыты славой эти великие духом (мужи), восторжествовавшие над недругами, равно как и над собственными чувствами, одушевленные еди¬ной целью следования дхарме».

Сказав такие (слова, горожане) дружно последовали за Пандавами. Почтительно сложив ладони6, обратились они к сыновьям Кунти и Мадри: «Благо вам! Но куда вы идете, по¬кидая нас в сей бедственной участи? Куда бы вы ни пошли, мы тоже последуем за вами. Все мы были глубоко огорчены, прослышав о том, как не ведающие жалости враги коварством одержали верх над вами. Не подобает вам покидать нас тут. Ведь мы —ваши верные и преданные друзья, неустанно пеку¬щиеся о вашем благе. Не (дайте же) всем нам погибнуть в царстве, управляемом дурным царем! Внемлите, о мужи-быки 7, мы поведаем вам о том, как от сопричастности неблагому или благому рождаются пороки и достоинства.

Как благовонное вещество придает одежде, водам, земле и зернам сезама8 цветочный аромат, так причастность (благому), порождает достоинства. Общение с невеждами порождает путы заблуждения, а общение с праведными изо дня в день рождает добродетель. Посему тот, кто стремится к высочайшему покою, должен искать общения с людьми умудренными, зрелыми, бла¬гополучными, добрыми, предающимися подвижничеству. Сле¬дует посвятить себя служению тем, у кого рождение, мудрость и деяния — все три равно безупречны; общение с такими (людьми) предпочтительнее даже, нежели (изучение) шастр. Хоть и бездействуя, но пребывая в кругу следующих благочес¬тию праведников, мы можем обрести благую заслугу; угождая же грешнику, (сами впадаем) во грех. От лицезрения нечести¬вых, от их касаний, бесед и близости с ними приуменьшается добродетель, и уже не может человек достичь совершенства. Вот и разумение человеческое: от общения с ничтожными при¬нижается, с людьми средними — усредняется, при общении же с лучшими людьми приближается к совершенству. Все достоин¬ства, кои прославлены в этом мире как источники дхармы, артхи и камы, возвещенные Ведами, воплощающиеся в житей¬ских людских делах, высоко чтимые мудрыми, — все эти бла¬гие качества присущи вам вкупе и каждому в отдельности. Мы же, ища себе блага, желаем жить близ людей, исполнен¬ных достоинств».

Юдхиштхира сказал:

Счастлив удел наш, коли народ во главе с брахманами, движимый любовью и состраданием, наделяет нас достоинствами, коих мы не имеем. От себя и от братьев моих обращаюсь к вам с просьбой: пусть любовь и сочувствие к нам не позво¬лят вам уклониться от ее исполнения. Царь (Дхритараштра), Видура, дед Бхишма, мать и большинство друзей моих, сне¬даемые тоской и печалью, (остались) в Городе слона. Коли вы желаете нам добра, то блюдите их дружно и с полным усердием. Поклявшись сопровождать нас, далеко ушли вы от дома; воротитесь назад и обратите полные любовью сердца ваши к моим близким, остающимся залогом нашего возвра¬щения. Вот какая главная забота лежит у меня на сердце; если исполните это, как следует, то порадуете меня и выка¬жете мне уважение.

Вайшампаяна сказал:

Так (Юдхиштхира), Царь справедливости, напутствовал своих подданных; они же, опечаленные, издали отчаянный, страдальческий вопль: «Горе нам, о царь!» Тяжко страдаю¬щие, терзаемые скорбью, приблизились они к Пандавам (для прощания) и нехотя пустились в обратный путь, продолжая перечислять достоинства Партхи.

После ухода горожан Пандавы взошли на колесницы и от¬правились на берег Джахнави, к великой смоковнице Прама-на9. Придя к ней на исходе дня, герои окропились святыми водами 10 и расположились там на ночь. Удрученные бедою, Пандавы провели эту ночь на одной воде11. Из любви к ним некоторые брахманы — с огнем и без огня 12, — кто с близкими своими, кто с толпами учеников, прибыли туда следом за ни¬ми. В кругу этих (мудрецов), искушенных в беседах о Брах¬мане, царь (Юдхиштхира) озарялся (величием). В тот пре¬красный, но грозный час13, когда развели они свои огни, за¬вязалась беседа, сопровождаемая звучанием ведийских гимнов. Всю ночь напролет славнейшие из брахманов нежными, лебе¬диными голосами услаждали и ободряли царя (Юдхиштхиру), достойнейшего в роду Куру.

Такова в книге «Лесная» великой «Махабхараты первая глава.