Адипарва Глава 110

Вайшампаяна сказал:

Оставив умершего и терзаясь по нем горем и скорбью, словно это был его родственник, царь (Панду) вместе с женами в великой печали стал сетовать.

Панду сказал:

Неразумные люди, хотя и родившиеся в роду благочестивых, завлеченные в сети любви, обретают несчастье. Отец мой, хотя и родился неизменно добродетельным, но достиг конца своей жизни еще молодым, ибо душа его была омрачена страстью – так известно нам. От жен того царя, с душою, омраченною страстью, сам Кришна-Двайпаяна, мудрец, обуздавший свою речь, произвел меня. Этот подлый ум мой, развившийся в несчастье, сегодня, когда я, порочный, был оставлен богами, – обратился к охоте. Я устремлюсь к спасению, но связь (с женщинами) – большое препятствие к этому. Я буду соблюдать неизменный и благочестивый образ жизни моего отца (Вьясы). Я непременно посвящу себя суровому аскетизму. Поэтому я в облике бритого отшельника, собирая в течение дня подаяние у каждого дерева, буду странствовать по этой земле, покрытый пылью, имея прибежищем пустые дома или же корни деревьев и оставив все приятное и неприятное. Без скорби и без радости, равнодушный к похвале и порицанию, лишенный благословения, бесприветный и (ко всему) безразличный, я не стану принимать даров или же высмеивать кого-либо. Никогда не хмуря бровей, имея всегда спокойное лицо, я буду предан благу всех существ, не стану вредить всем четырем видам (существ) – движущихся и неподвижных – и буду ко всем живым существам относиться так, как к своему потомству. Один раз в день я буду собирать подаяние у семи семей или же стану соблюдать пост при отсутствии подаяния, буду довольствоваться очень немногим – сколько подадут, а иногда – только первым даром, не переступая никогда меры при получении (милостыни), а при отказе – довольствуясь только семью (домами). Если один из двух отрубит мне острым топором руку, а другой обмажет другую сандаловой мазью, я не стану думать о них ни с благословением, ни с проклятием. Не поступая ни в чем подобно жаждущему жить или желающему умереть, не радуясь жизни, но и не ненавидя смерть, я во всякое время буду неуклонно избегать всех тех праздничных обрядов, которые способны совершать живые существа. При всех тех обстоятельствах отвергая всякие действия, связанные с чувственностью, отвлекая душу от законного, но (в то же время) смывая душевную скверну, я, минуя все ловушки, освобожусь от всех грехов. Не принадлежа ни к чьему роду, подобно ветру, поступая таким именно образом и оставаясь на бесстрашном пути, я обуздаю свое тело. Лишенный возможности (иметь потомство), я не буду предаваться наслаждениям на пути, излюбленном собаками, скорее подходящем для бессильных и несчастных и неизменно отклоняющемся от свадхармы.130 Кто, будучи чтимым или же нечтимым, обладая душою, омраченной страстью, приобщается подлым взглядом к другому образу жизни, – тот идет по пути собак!

Вайшампаяна сказал:

Сказав так, царь, тяжко измученный скорбью и испуская глубокие вздохи, глядя на Кунти и Мадри, промолвил: «Царевна Косалы, Видура, (прозываемый) Кшаттри,131 и царь со (своими) родственниками, благородная Сатьявати и Бхишма, домашние жрецы царя и великодушные брахманы, пьющие сому и суровые в обетах, и городские старцы, которые живут там благодаря нашей поддержке, – все должны быть с благоговением оповещены, что Панду отправился в лес для аскетической жизни». Услышав слова своего благочестивого супруга, твердо решившего жить в лесу, Кунти и Мадри сказали ему полные такого же достоинства слова: «Существуют и другие ступени жизни, которые допускают возможность предаваться аскетической жизни вместе с нами, (твоими) законными женами. А сам ты, несомненно, достигнешь неба. И мы обе тоже, смирив все чувства, отвергнув страсти, удовольствия и следуя обычаю жизни своего господина, будем предаваться великому подвижничеству. И если ты, о премудрый, покинешь нас, о владыка народов, мы сегодня же лишим себя жизни, – тут нет сомнения».

Панду сказал:

Если это ваше решение согласуется с законом, то я последую по вечному пути моего отца. Оставив домашний образ жизни и ее радости, предаваясь великому подвижничеству, нося одежду из древесной коры и питаясь плодами и кореньями, я стану бродить в дремучем лесу. Принося жертвы огню, купаясь в оба времени дня,132 исхудавший и ограничивший себя в еде, нося лохмотья и шкуру и отпустив на голове косу, перенося холодный ветер и жар, подвергаясь голоду и жажде, изнуряя суровым покаянием это тело, пребывая в уединении и погружаясь в размышление, питаясь спелыми и зелеными (плодами) и удовлетворяя предков и богов лесною пищей, речами и водой, я не буду показываться и не стану причинять беспокойства лесным отшельникам и моим родственникам, а тем более жителям деревень. Стремясь таким образом к исполнению все более и более суровых предписаний лесных шастр, я останусь (здесь) для умертвления плоти.

Вайшампаяна сказал:

Так сказав обеим женам, царь Панду, родившийся в роду кауразов, отдал все головные и шейные драгоценности и украшения, браслеты и серьги, дорогие одежды и украшения жен брахманам и снова обратился к ним: «Когда вернетесь в Хастинапур, вы должны оповестить, что Панду, бык из рода Куру, оставив все имущество, желания, покой и высокие душевные удовольствия, удалился вместе со своими женами в лес!». Тогда вся его свита и слуги, услышав полные жалости слова того льва из рода Бхараты, стали сетовать громкими и скорбными голосами: «Ах, ах!». Проливая горючие слезы, они покинули того владыку земли и возвратились поспешно в Хастинапур, запомнив все его слова. Услышав от них обо всем случившемся в дремучем лесу, Дхритараштра, лучший из мужей, стал тогда сетовать о Панду. А тем временем Панду, сын царя кауравов, питаясь кореньями и плодами, отправился вместе со своими женами на гору Нагасабха.133 Достигнув Чайтраратхи,134 он миновал затем (владения царя) Варишены и, перейдя Хималаи, отправился на Гандхамадану. Охраняемый великими существами, сиддхами и высочайшими мудрецами, тот царь жил там на равнинах и склонах горы. Достигнув затем озера Индрадьюмны135 и миновав (вершину) Хансакуту,136 он, о махараджа, на (горе) Шаташринге137 предался аскетическим подвигам.

Так гласит глава сто десятая в Адипарве великой Махабхараты.

 

Адипарва - первая из книг Махабхараты. Читая Адипарву вы ознакомитесь с кратким содержанием всех книг Махабхараты, а также узнаете много о завязке и причинах одной из самых масштабных братоубийственных войн. Книга поведает вам множество поучительных сказаний таких как Сказание об Астике, Сказание о СВАЯМВАРЕ ДРАУПАДИ и конечно же Сказание о убийстве хидимбы ракшаса.