Адипарва Глава 94

Вайшампаяна сказал:

Таким образом, тот мудрый Шантану, чтимый богами и царственными мудрецами, был известен во всех трех мирах как справедливый и правдивый в речи. Обуздание чувств, щедрость и прощение, ум, скромность, стойкость и высочайшая сила были постоянными достоинствами Шантану, великого создания, быка среди мужей. Одаренный такими добродетелями и опытный в вопросах закона и мирской пользы, царь тот был защитником рода Бхараты и благочестивых людей. Он имел шею, подобную раковине, был весьма широк в плечах и обладал силой опьяненного слона. И для него было твердо установлено, что именно закон выше, чем любовь и польза.93 Таковы были достоинства, имевшиеся у великого создания – Шантану, быка из рода Бхараты. И поистине, не было ни одного кшатрия, подобного ему. Того хранителя земли, исполняющего свой закон и лучшего из блюстителей всех законов, цари помазали на царствование над царями. И во время (царствования) того Хранителя рода Бхараты цари все были избавлены от печали, страха и страданий, а сон и пробуждение их были спокойны.

Между тем как мир охранялся царями во главе с Шантану, благочестие всех каст благодаря обузданию поднялось высоко. Кшатрии служили брахманам, вайшьи были преданы кшатриям, а шудры, будучи преданными брахманам и кшатриям, служили вайшьям. А он, живя в прекрасном Хастинапуре, столице кауравов, правил (всей) землею, имевшей своими границами океаны. Подобный царю богов, он был знатоком закона, был правдоречив и прям и благодаря своей щедрости, справедливости, религиозным подвигам и усердию был наделен высшим счастьем. Свободный от гнева и ненависти, он был приятен на вид как месяц, по величию был подобен солнцу, по быстроте равен скорости ветра, во гневе – подобен богу смерти, по терпению равен земле. И в то время как Шантану правил землею, о царь, не было напрасного убийства скота, вепрей, антилоп и птиц. В царстве, где выше всего стояли справедливость и благочестие, Шантану, полный душевной скромности, беспристрастно, управлял существами, свободный от страсти и гнева. И тогда совершались жертвенные обряды ради почитания богов, мудрецов и предков и не было незаконного убийства каких бы то ни было существ. И тот царь был отцом всех существ – несчастных и беззащитных, которые были среди животных. Когда правил этот лучший из повелителей рода Куру, владыка всех царей, олово соединилось с правдой, а мысли были направлены на щедрость и справедливость. В течение двадцати четырех лет и последующих двенадцати лет он наслаждался любовью женщин, а затем сделался обитателем лесов.

А Васу, его сын, по имени Деваврата, родившийся от Ганги, был подобен ему во всем: по красоте и поведению, поступкам и в учении. Среди других царей он был искусен во всех видах оружия, обладал большой силой и храбростью, твердым характером и был могучим воином, сражавшимся на колеснице.

Однажды царь Шантану пронзил (стрелою) лань и, преследуя ее вдоль реки Ганги, увидел, что дочь Бхагирахти стала мелководной. Заметив это, Шантану, бык среди мужей, подумал: «Почему эта лучшая из рек сегодня не течет так, как раньше?». И, ища причину (этому явлению), благородный увидел одаренного красотою, высокого и очаровательного видом юношу, который стоял там и, применяя, подобно богу Пурандаре, божественное оружие, удерживал стрелами все (течение) Ганги. Увидев, что река Ганга была запружена стрелами у того места, (где стоял) тот (юноша), царь пришел в изумление от такого сверхчеловеческого действия. Так как мудрый Шантану давно видел своего сына, когда тот еще только что родился, он не смог теперь оживить свою память, чтобы узнать в нем своего собственного сына. А тот, увидев своего отца, повергнул в смятение его силою волшебства и тут же быстро исчез. При виде такого чуда царь Шантану, подозревая в нем своего сына, сказал тогда Ганге: «Покажи его!». И Ганга, приняв образ необычайной красоты, показала того мальчика, покрытого украшениями, держа его своей правой рукой. Окрашенную убранствами и облаченную в одежды, лишенные пыли,94 Шантану не узнал ее, хотя и видал ее раньше.

Ганга сказала:

О царь, это тот восьмой сын твой, которого некогда ты произвел от меня. Отведи же его к себе домой, о тигр среди мужей! Могучий, он изучил у Васиштхи веды вместе с ведангами. Лучший стрелок из лука, он отлично владеет оружием и равен в битве царю богов. Постоянно чтимый богами и асурами, он знает всю ту науку, в которой сведущ Ушанас. Точно так же и та наука, которую знает сын Ангираса, чтимый богами и асурами, усвоена им. Твой сын, могучерукий и благородный, также усвоил и ту военную науку вместе с ее вспомогательными и побочными частями, которую знает знаменитый мудрец, непобедимый врагами – Рама, сын Джамадагни. О царь, отведи же домой своего собственного сына, данного мною, этого могучего стрелка из лука и героя, о герой, знающего смысл царских законов.

Вайшампаяна сказал:

Так, с дозволения ее, взяв сына, сиявшего подобно солнцу, Шантану возвратился в свой город. И, вернувшись в свой город, подобный городу Пурандары, потомок Пуру счел самого себя уже достигнувшим цели всех желаний. Затем при всех потомках Пуру он помазал своего сына наследником престола. И достославный сын Шантану радовал своим поведением пауравов, отца и (все) царство, о бык из рода Бхараты! А тот владыка земли, наделенный неизмеримой отвагой, блаженствуя вместе с сыном, провел так четыре года.

Однажды тот царь, отправившись в лес к реке Ямуне,95 почуял приятный запах, неизвестно откуда идущий. В поисках причины его он стал бродить всюду. Тогда он увидел девушку божественной красоты, дочь рыбака. И лишь только увидел ее, он спросил черноокую девушку: «Чья ты и кто ты? Что ты собираешься здесь делать, о робкая?». Она отвечала: «Я дочь рыбака, да будет тебе благо! Ради религиозных заслуг я занимаюсь переправою на лодке по велению моего отца, благородного царя рыбаков». Царь Шантану, увидев ту дочь рыбака, божественной красоты, одаренную изяществом, прелестью и чудесным запахом, полюбил ее. Явившись к отцу ее, он посватался за нее и стал просить ее у отца для себя. Но царь рыбаков так ответил тому царю: «Моя красавица при ее рождении была уже предназначена для выданья жениху; узнай же – какое желание у меня на сердце, о владыка людей! Ты ведь правдив в речи, о безупречный! Если ты сватаешь ее у меня, чтобы (сделать ее) законной супругой, то заключи тогда по правде со мной условие. По условию я и отдам тебе мою дочь, о царь, ибо не будет у меня никогда жениха, равного тебе».

Шантану сказал:

Я могу решиться на это, когда услышу от тебя о твоем условии, о рыбак! Я дам то, что могу дать, и никогда не дам, чего не могу дать!

Рыбак сказал:

Сын, который родится от нее, и никто другой, о царь, должен быть помазан после тебя на царство как владыка земли.

Вайшампаяна сказал:

Но Шантану не пожелал дать такого дара рыбаку, хотя и пылал сильной страстью, о Бхарата!96 И, думая о дочери рыбака, владыка земли возвратился в Хастинапур с сердцем, пораженным любовью. И однажды Деваврата, сын Шантану, подошел к своему отцу, горевавшему и погруженному в мысли, и сказал ему такое слово: «Всюду у тебя благополучие, все цари зависят от тебя, – так почему же ты ежечасно скорбишь, опечаленный? Погруженный в мысли, о царь, ты ничего не говоришь мне!». После того как сын сказал так, Шантану промолвил в ответ: «Несомненно, как ты сказал мне, так оно и есть: я погружен в мысли. Ты – единственный потомок в нашем великом роду, о отпрыск Бхараты! Но (жизнь) смертных неустойчива, – поэтому-то я скорблю, о сын! Ведь если с тобой, о сын Ганги, случится какое-нибудь несчастье, то наш род прекратится. Нет сомнения, что ты, как единственный сын, являешься лучшим, нежели даже сотни (сыновей). Да и я не решаюсь снова взять себе жену. Я желаю, чтобы во избежание гибели потомства тебе сопутствовало благополучие. Толкователи закона говорят, что наличие единственного сына равносильно бездетности. Поддержание священного огня, три веды и жертвоприношения с (богатыми) дарами – все они не стоят и шестнадцатой доли потомства. Таким образом то, что касается потомства, может быть применимо как к людям, так и к другим существам; у меня, о премудрый, нет сомнения. Это учение тройной веды является незыблемым для пуран и возвышенных (существ). Ты же – герой, всегда бурно стремительный, постоянно с оружием, о Бхарата! Не иначе как ты найдешь свою смерть от этого оружия, о безупречный! Я испытываю беспокойство, ибо если ты погибнешь, то что же будет (с родом Бхараты)? Такова причина моей скорби, о сын, рассказанная тебе без утайки».

И, узнав полностью ту причину, Деваврата, одаренный большим умом, размышляя о том, отправился тогда к старейшему советнику, преданному его отцу. И, скоро явившись к нему, он спросил затем о причине скорби отца. И когда тот, лучший из рода Куру, спросил так, советник сообщил ему об условии, (которое требовалось для получения в жены) той дочери (рыбака), о бык из рода Бхараты! Тогда Деваврата вместе со старейшими кшатриями явился к царю рыбаков и сам сосватал его дочь для своего отца. Рыбак принял его согласно обычаям и, почтив, сказал ему, когда тот сел в присутствии царя, о потомок Бхараты:

«Только ты являешься покровителем Шантану, о бык среди мужей, ибо ты наилучший сын у имеющих сыновей. Все же я должен сказать тебе слово. Кто, в самом деле, не будет раскаиваться, пропустив такой подходящий брак, достойный восхваления и желанный, даже если он будет сам Индра во плоти? Тот благородный потомок (своего рода), от семени которого появилась на свет прелестная Сатьявати, равен тебе по достоинствам. Он многократно восславлял мне твоего отца, что де только он среди всех царей достоин увести (себе в жены) Сатьявати, о потомок Бхараты! Даже божественному мудрецу Асите мною некогда было отказано. А ведь он, сильно домогавшийся Сатьявати, был лучшим из мудрецов. Я как отец дочери должен сказать тебе кое-что, о бык из рода Бхараты! Я вижу здесь только одно большое препятствие – это соперничество. Чьим бы соперником ты ни был – гандхарвы или асуры, – он никогда не может жить счастливо, если ты разгневаешься, о укротитель врагов! Такого рода препятствие существует здесь, и нет никакого другого, о царь! Знай же об этом (теперь), когда выдается и берется замуж (моя дочь), благо тебе, о укротитель врагов».

Когда так было сказано, сын Ганги в соответствии с выгодой своего отца ответил на это в присутствии слушавших (его) царей, о потомок Бхараты: «Выслушай же от меня это искреннее мнение, о лучший из праведных; ни тот, кто уже родился, и ни тот, кто еще не родился, не в состоянии сказать подобное. Я сделаю это так, как ты говоришь: тот сын, который родится от нее, будет нашим царем». Услышав сказанное, рыбак снова ответил ему, желая сделать трудносовершимое дело ради царства (для будущего сына его дочери): «Ты явился сюда как покровитель Шантану, одаренного неизмеримым величием, будь же ты и (моим) покровителем (в деле), связанном с выдачей моей дочери, о справедливый владыка! Услышь же мое слово, о милый, а также то, что необходимо еще сделать. Я скажу тебе как отец дочери, о укротитель врагов! То, что тобою было обещано Сатьявати в присутствии царей, о преданный закону и справедливости, достойно тебя. И это не может быть иначе; поэтому, о могучерукий, здесь нет никакого сомнения. Но у тебя может родиться потомство, – вот тут у нас возникает большое сомнение».

Узнав эту мысль, (Деваврата), преданный закону и справедливости, дал тогда обещание, о царь, желая сделать приятное своему отцу.

Деваврата сказал:

О царь рыбаков, внемли же тем моим словам, о лучший из царей, которые я скажу ради отца в присутствии царей. Царство было уже мною отвергнуто еще раньше, о царь; я принимаю теперь решение также и в отношении (моего возможного) потомства. Отныне, о рыбак, я принимаю обет безбрачия, даже если я буду бездетным, для меня на небе найдутся нетленные миры.

Вайшампаяна сказал:

Когда рыбак, справедливый душою, услышал те слова его, волоски на его теле встали (от радости), и он сказал в ответ: «Я выдам ее!». Тогда апсары и боги вместе с толпами риши стали дождить цветами и говорили: «Это Бхишма!».97 Потом ради (блага) своего отца он сказал той красавице: «Взойди на колесницу, о мать, поедем к себе домой!». И, сказав так той прелестной деве, Бхишма посадил ее на колесницу и, приехав в Хастинапур, поведал обо всем Шантану. И цари вместе и в одиночку восславили тот трудносовершимый подвиг его и сказали: «Это Бхишма!». А сам Шантану, его отец, увидев это трудноисполнимое дело, содеянное Бхишмой, возрадовался и даровал ему возможность принять смерть по собственному желанию.

Так гласит глава девяносто четвертая в Адипарве великой Махабхараты.

 

Адипарва - первая из книг Махабхараты. Читая Адипарву вы ознакомитесь с кратким содержанием всех книг Махабхараты, а также узнаете много о завязке и причинах одной из самых масштабных братоубийственных войн. Книга поведает вам множество поучительных сказаний таких как Сказание об Астике, Сказание о СВАЯМВАРЕ ДРАУПАДИ и конечно же Сказание о убийстве хидимбы ракшаса.